Адресована пенсионерам, ветеранам, инвалидам, многодетным семьям и другим категориям населения, нуждающимся в правовом просвещении и социальной защите

Меню сайта

Темы
Передовица
Факты. События. Комментарии
Новые законы, постановления, указы
Правовое просвещение
Пенсионная реформа
При ближайшем рассмотрении
История страны
Острая тема
Социальная защита
Вопрос-ответ
Консультирует юрист
О ветеранах войны
Инвалид и общество
Инвалидный спорт
Интересные люди
Общественные организации
Газета-Читатель-Газета
Советы психолога
Домашняя академия
В центре

На правах рекламы

Блог автора

Закладки

Приветствую Вас, Гость · RSS 18.01.2018, 11:14

Главная » 2014 » Апрель » 18 » 46 тысяч жалоб Уполномоченному
10:26
46 тысяч жалоб Уполномоченному

Владимир Лукин, теперь уже бывший, Уполномоченный по правам человека в России отчитался перед Президентом Российской Федерации,  Советом Федерации и Государственной Думой, Федеральным Собранием, Правительством, Конституционным Судом, Верховным Судом , Высшим Арбитражным Судом, Генеральным прокурором и Председателем Следственного комитета Российской Федерации, а мы бы добавили и перед всем российским народом о состоянии прав и свобод россиян в 2013 году. Доклад отличается большой продуманностью, умением анализировать сложнейшие проблемы, легко читается и, главное, пронизан настоящей заботой и беспокойством о простых гражданах России. 
Мы решили дать некоторые выдержки из доклада, напрямую касающиеся нашей читательской аудитории

 О количестве и тематике обращений граждан
В отчетном году к Уполномоченному поступило свыше 46 тысяч единиц входящей корреспонденции, содержавшей индивидуальные и коллективные жалобы на нарушения прав и свобод, информационные сообщения и обращения по правозащитной тематике, предложения об участии в проектах правозащитной направленности, а также о взаимодействии с политическими партиями и общественными организациями.
Распределение жалоб на нарушения прав по категориям сопоставимо с показателями предыдущего года. Более половины жалоб (59,1% от их общего количества) было посвящено нарушению личных (гражданских) прав и свобод. В этой группе по сравнению с 2012 годом - на 4,9% - увеличилась доля жалоб, связанных с нарушениями права на судебную защиту и справедливое судебное разбирательство, составив 72,0%. На 3,6% снизилась доля жалоб, посвященных реализации права на достоинство. 
Жалобы на нарушение социальных прав граждан составили чуть более одной четвертой от их общего числа (26,4%). Внутри указанной категории, как и в предыдущем году, больше всего (42,7%) оказалось жалоб на нарушение права на жилище, 33,1% жалоб касались права на социальное обеспечение. 
Право на жизнь
Парадоксально, но факт: конституционное право каждого из нас на жизнь относится к числу наименее четко сформулированных и осмысленных как обществом, так и государством. Конституция Российской Федерации упоминает об этом праве лишь в увязке со смертной казнью, ныне уже не применяющейся. При каких обстоятельствах можно говорить о нарушении права на жизнь в иных ситуациях, не до конца понятно. Со своей стороны, Уполномоченный склонен полагать, что любые факты гибели людей в результате техногенных и природных катастроф, террористических актов, в ходе контртеррористических операций должны рассматриваться на предмет наличия признаков нарушения права на жизнь. Проще говоря, когда гибнут люди, хорошие или плохие, правые или виноватые, непременно требуется ответить на вопрос, все ли сделало государство для того, чтобы защитить право каждого из них на жизнь. В свете такого подхода Уполномоченный вынужден признать, что в отчетном году проблемы обеспечения права на жизнь остались по большому счету неизменными.
В конце отчетного года огромный общественный резонанс вызвали четыре случая трагической гибели людей - в авиакатастрофе в Казани и в результате террористических актов в  Волгограде, два из которых произошли с разницей в сутки в самый канун Нового года.
Сразу же после авиакатастрофы в Казани в Государственную Думу был внесен проект Федерального закона «О внесении изменений в статью 36 Воздушного кодекса Российской Федерации», ограничивающий 20 годами предельный возраст эксплуатируемых в нашей стране пассажирских самолетов. Вслед за этим Правительство Российской Федерации одобрило законопроект, согласно которому в целях устранения дефицита летных экипажей, а также повышения уровня безопасности полетов иностранные пилоты будут допущены к работе в российских авиакомпаниях. В принципе обе эти новации не вызывают возражений. Больше того, следовало бы, наверное, подумать об ужесточении ответственности и за использование контрафактных узлов и деталей при ремонте самолетов, и за выпуск неумелых пилотов, наскоро переученных из бортинженеров и штурманов. Почему, однако, такие нужные меры предлагаются лишь после очередного происшествия. И почему вообще потенциально опасная для жизни людей ситуация в той или иной сфере зачастую попадает в фокус внимания контролирующих государственных органов лишь задним числом. Сгорел ночной клуб - будем проверять ночные клубы, а за проверку домов престарелых возьмемся позже, когда сгорит какой-нибудь из них. Проверку круизных речных судов тоже начнем не раньше, чем одно из них потонет. Нет ли в таком чисто ситуативном подходе государственных органов к обеспечению конституционного права на жизнь некой системной проблемы? И не заслуживает ли эта проблема серьезного общественного обсуждения?
Право на социальное обеспечение
В связи с целым комплексом  унаследованных от СССР социально-экономических причин и идеологических стереотипов, равно как и в силу особенностей постсоветского развития, благополучие миллионов граждан сегодняшней России целиком зависит от помощи государства. Оказание этой помощи является для государства конституционной обязанностью, а ее получение - безусловным правом граждан. С реализацией которого имеется немало проблем, в какой-то своей части объективных: наше государство по-прежнему небогато и не до конца отстроено. Есть, однако, и субъективные проблемы, главным образом порожденные чрезмерной бюрократизацией и непрозрачностью сферы социального обеспечения.
Наиболее отчетливо это проявляется в организации государственной пенсионной системы, постоянно подвергаемой малопонятному для граждан и беспокоящему их реформированию. Население России, как известно, стареет, пенсионеров становится все больше, а средств в Пенсионном фонде России (ПФР) - все меньше. Будущие пенсионеры ломают голову, пытаясь разобраться с так называемым «пенсионным калькулятором», беспокоятся о сохранности своих пенсионных накоплений.
В своем предыдущем докладе Уполномоченный ставил вопрос об индексировании пенсионных накоплений, считая их возврат в «чистом виде» гарантированным в соответствии с действующим законодательством. В ходе продолжившегося в отчетном году реформирования пенсионной системы выяснилось, что возврат пенсионных накоплений гарантирован не вполне.
В начале отчетного года Правительством Российской Федерации был одобрен проект закона о перераспределении накопительной составляющей трудовой пенсии, то есть 6% от общей суммы пенсионных отчислений, производимых работодателем за каждого работника 1968 года рождения и моложе. Ранее каждый гражданин по письменному заявлению мог перевести эти средства в любой выбранный им негосударственный пенсионный фонд (НПФ). В том случае, если он этого не делал, средства перенаправлялись ПФР в государственную управляющую компанию - Внешэкономбанк (ВЭБ). В предложенном законопроекте накопления граждан, не заявивших о выборе НПФ, так называемых «молчунов», было решено урезать до 2%, а высвободившиеся 4% направить на выплату пенсий нынешним пенсионерам.
Уже 3 октября 2013 года Правительство России одобрило шесть законопроектов, в том числе лишив незадачливых «молчунов» последних 2% накопительной части их пенсии. Кроме того, неожиданно для многих было решено передать индивидуальные пенсионные накопления всех без исключения граждан за период со второй половины 2013 года по конец 2014 года в ведение ВЭБ. При этом согласия граждан на эту операцию с их пенсионными накоплениями спросить как бы забыли.
Окончательно запутавшись в хитросплетениях пенсионной реформы, Уполномоченный обратился за разъяснениями к авторитетному эксперту, доктору экономических наук, профессору Е.Ш.Гонтмахеру, мнение которого приводится ниже: «В сентябре 2013 года средний размер трудовой пенсии составил 10 045 рублей, или 34% от средней заработной платы по стране. Между тем согласно Конвенции №102 Международной организации труда этот параметр должен составлять не менее 40%. Его достижение Россия официально считает своей стратегической целью, хотя саму Конвенцию пока не ратифицировала.
В целом ухудшение экономической и бюджетной ситуации вряд ли затронет положение нынешних пенсионеров.
Основные проблемы российской пенсионной системы связаны с нынешними работниками, которым предстоит выйти на пенсию через несколько лет, а то и десятилетий. Прежде всего, вызывает озабоченность практически ежегодное внесение существенных изменений в пенсионное законодательство. За десять лет, прошедших с момента запуска нынешней пенсионной системы, государство успело: поменять возрастные границы для лиц, которым открывают индивидуальные накопительные счета; установить максимальный размер заработка, с которого взимаются обязательные пенсионные взносы;  принять вступающую в силу с 1 января 2015 года норму об увеличении роли трудового стажа как фактора при назначении пенсии; неоднократно пересмотреть тарифы обязательных отчислений в Пенсионный фонд.
Поддерживая предложения эксперта, Уполномоченный приглашает профильные министерства и ведомства к диалогу по существу поставленных им вопросов.
В предыдущем докладе Уполномоченного говорилось, с какими трудностями при назначении трудовой пенсии сталкиваются граждане, которым в силу разных причин не удалось подтвердить отдельные периоды своего трудового стажа. Чаще всего в таких случаях им приходится обращаться в судебные органы в порядке особого производства. Согласно ч. 3 ст. 13 Федерального закона от 17.12.2001 г. №173-Ф3 «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», для подтверждения общего трудового стажа до 1996 года можно сослаться на показания двух свидетелей. Однако для подтверждения трудового стажа после 1996 года свидетельские показания не принимаются, а документальные доказательства - не всегда возможны. Есть, правда, прецеденты, когда органы правосудия принимали решения на основании данных Федеральной службы государственной статистики. В целом же судебная практика не вполне единообразна: многим гражданам, оказавшимся в описанном положении, назначают пенсию минимального размера. Решение вопроса видится в законодательном закреплении принципа аналогии, позволяющего исчислять размеры пенсии на основе среднемесячного заработка работников той же специальности с учетом региональных надбавок.
Уполномоченный неоднократно направлял это предложение субъектам права законодательной инициативы, не найдя их поддержки. В апреле 2012 года в целом по смыслу схожий законопроект был внесен в Государственную Думу законодателями Ставропольского края.
В итоге законопроект, внесенный Думой Ставропольского края, в октябре отчетного года при рассмотрении в первом чтении был Государственной Думой отклонен. Честно трудившиеся граждане, не по их вине оказавшиеся не в состоянии представить документальные доказательства трудового стажа, будут и впредь довольствоваться минимальной трудовой пенсией, как бы считаясь «не работавшими». Почему-то такое решение законодателей почти не удивляет. 
В отчетном году продолжилось осуществление государственной программы Российской Федерации «Доступная среда» на 2011-2015 годы, утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации  от  26.11.2012 г. №2181-р. Заявленная цель программы - к 2016 году создать условия для беспрепятственного доступа граждан с ограниченными возможностями здоровья к приоритетным объектам и услугам в необходимых сферах жизнедеятельности, а также отработать механизм предоставления услуг по их реабилитации.
К сожалению, по имеющейся информации, во многих регионах страны указанная государственная программа реализуется крайне медленно. По состоянию на конец 2012 года 76 субъектов Российской Федерации представили в Минтруд России проекты своих программ формирования доступной среды. 
При этом, однако, только 12  субъектов Российской Федерации подготовили программы, соответствовавшие необходимым требованиям. В связи с чем в 2013 году только они смогли принять участие в федеральной программе и получили на эти цели бюджетное финансирование.  При таких «ударных» темпах реализации государственной программы возникает серьезное опасение, что к контрольному сроку (2016 год) доступная для лиц с ограниченными возможностями здоровья среда обитания в России так и не появится. 
Вплоть до недавнего времени примерно так же обстояло дело и с обеспечением лиц с ограниченными возможностями здоровья техническими средствами реабилитации. Причина была в том, что нормативный правовой акт, определяющий необходимые для этого медицинские показания, просто отсутствовал. Длительные усилия по его составлению увенчались успехом только в начале отчетного года, когда приказом Минтруда России от 18.02.2013 г. №65н искомый Перечень показаний и противопоказаний для обеспечения инвалидов техническими средствами реабилитации был, наконец, утвержден. Через полтора месяца этот документ зарегистрировали в Минюсте России.
Еще один чрезвычайно важный  вопрос находится на контроле Уполномоченного уже не первый год. Согласно ст. 15 Федерального закона от 24.11.1995 г. №181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» планировка, строительство и реконструкция административных и жилых зданий и сооружений осуществляется с учетом приспособлений для доступа лиц с ограниченными возможностями здоровья. Проще говоря, все здания и сооружения должны иметь пандусы. На практике это требование Закона никогда не соблюдалось с должной строгостью. За 18 лет с момента его вступления в силу немало зданий возведено и принято в эксплуатацию без всяких пандусов. Сейчас ими научились оборудовать административные здания, зато в многоквартирных жилых домах, ставших собственностью жильцов, с этим по-прежнему возникают огромные трудности.
Причина в том, что в соответствии с ч. 2 ст. 36 Жилищного кодекса Российской Федерации собственники помещений в многоквартирном доме владеют, пользуются и распоряжаются общим имуществом своего дома. Поэтому и вопрос установки пандуса должен решаться на общем собрании собственников. Как показывает анализ поступивших в отчетном году жалоб, согласия на установку пандуса они обычно не дают и, надо признать, имеют на это полное право. Налицо противоречие между нормами упомянутого Закона и Жилищного кодекса Российской Федерации. В настоящее время на рассмотрении в Государственной Думе находится проект федерального закона «О внесении изменений в статью 36 Жилищного кодекса Российской Федерации». Когда и если его примут, отмеченное противоречие будет, наконец, устранено: собственники жилых помещений не смогут возражать против установки пандусов для доступа лиц с ограниченными возможностями здоровья в многоквартирные жилые дома, независимо от формы собственности.
Право на охрану здоровья и медицинскую помощь
В соответствии со статьей 41  Конституции Российской Федерации государственные и муниципальные учреждения здравоохранения оказывают медицинскую помощь гражданам бесплатно, за счет бюджетных средств, страховых взносов и иных поступлений. В развитие этой конституционной нормы Федеральный закон от 21.11.2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» постулирует недопустимость отказа в медицинской помощи и ее доступность на всей территории страны. Кроме того, Федеральный закон от 29.11.2010 г. №326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» определяет все виды медицинской помощи, случаи ее предоставления за счет бюджетных средств, а также порядок формирования и расходования средств, направляемых на обязательное медицинское страхование (ОМС).
В совокупности все эти нормы как будто сполна обеспечивают право на квалифицированную медицинскую помощь в гарантированном объеме без взимания платы. На практике, однако, так получается не везде и не всегда: на первый взгляд стройная система дает сбой, сталкиваясь с особенностями нашей системы управления, в данном случае здравоохранением.
Скорая медицинская помощь рано или поздно оказывается повсюду даже при отсутствии полиса ОМС. С получением других видов медицинской помощи, предусмотренных базовой программой ОМС, - первичной медико-санитарной и профилактической помощи, а также специализированной медицинской помощи, согласно установленному перечню, дело обстоит несколько сложнее. В принципе медицинский полис, выдаваемый страховой организацией, действует на всей территории страны, то есть является универсальным документом, гарантирующим оплату медицинской помощи, предоставленной пациенту в рамках базовой программы ОМС. Однако случаи, когда он реально действует вне территории «своего» субъекта Федерации, имеющего необходимые для этого страховые средства, к сожалению, единичны. Что нужно сделать, чтобы таких случаев не было совсем, чтобы система обязательного медицинского страхования стала по-настоящему обязательной для всех медицинских учреждений на всей территории страны? Стандартный подход к задаче предполагает разработку новых нормативных актов, дополняющих или конкретизирующих уже существующие. Уполномоченный не считает такой подход оптимальным. Куда важнее добиться исполнения норм действующего законодательства. В идеале же стоит подумать и о том, как его упростить, например, оптимизировав процесс перераспределения финансовых средств.
Отдельная проблема - обеспечение людей, страдающих редкими (орфанными) заболеваниями, жизненно необходимыми лекарственными препаратами. Как известно, в настоящее время оно полностью осуществляется за счет средств бюджетов субъектов Российской Федерации (п. 9 ст. 83 Федерального закона от 21.11.2011 г. №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»). На самом деле, конечно, всем понятно, что эта ноша для большинства регионов непосильна. Годовой курс лечения одним из таких жизненно необходимых препаратов может, например, составить 24 млн рублей. Где найти такие средства в бюджете дотационного региона или даже региона-донора, непонятно. Ясно зато, что фактический отказ государства от предоставления жизненно необходимых лекарств людям, страдающим орфанными заболеваниями, содержит признаки нарушения их конституционных прав, предусмотренных ч. 1 ст. 20 и ч. 1 ст. 41 Конституции Российской Федерации. Описанная проблема стоит чрезвычайно остро едва ли не во всех субъектах Российской Федерации и на их уровне решения, похоже, не имеет.
Учитывая, что количество подобных обращений постоянно растет, и обоснованно полагая, что решить проблему исключительно за счет средств бюджетов субъектов Федерации не удастся, в ноябре 2012 года Уполномоченный обратился к Министру здравоохранения Российской Федерации с предложением о внесении изменений в Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», предусматривающих лекарственное обеспечение лиц, страдающих орфанными заболеваниями, за счет средств как федерального, так и региональных бюджетов.
В августе отчетного года министерство сообщило о том, что проект федерального закона, направленный на устранение законодательных пробелов в полномочиях федеральных органов исполнительной власти по вопросам порядка и механизма формирования перечня жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов, согласован и внесен в Правительство Российской Федерации. После принятия указанного нормативного акта существующие перечни лекарственных препаратов будут системно пересмотрены.
На момент подписания настоящего доклада о дальнейшей судьбе проекта этого федерального закона Уполномоченному ничего известно не было. Пока же Уполномоченный не смог, к сожалению, обнадежить ни коллегу из Республики Татарстан, ни заявительницу из г.Санкт-Петербурга.
Фактически, таким образом, обеспечение жизненно необходимыми препаратами людей, страдающих орфанными заболеваниями, в должной мере налажено быть не может. Камнем преткновения остаются нестыковки во взаимоотношениях бюджетов различных уровней и в распределении полномочий между федеральными и региональными органами власти.
Право на благоприятную окружающую среду
С начала 2000-х годов к Уполномоченному регулярно поступают жалобы граждан, подвергшихся воздействию радиации в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС. Заявители сообщают о трудностях, которые возникают при реализации гарантированного им права на помощь со стороны государства. Такие жалобы нередко оказываются обоснованными, но трудными для разрешения. Причина в том, что регулирующее указанное право законодательство содержит порой правовые коллизии, объективно препятствующие вынесению справедливых судебных решений.
Весной 2012 года житель г.Вологды С. и Челябинский областной суд независимо друг от друга обратились в Конституционный Суд Российской Федерации соответственно с жалобой и запросом, поставив под сомнение конституционность п. 7 ст. 17 Закона Российской Федерации от 15.05.1991 г. №1244-1 (в ред. от 22.08.2004 г. №122-ФЗ) «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС». Суть проблемы была в том, что указанная норма Закона предусматривала дифференцированный порядок обеспечения жильем «чернобыльцев» и лиц, к ним приравненных, исключительно в зависимости от даты принятия на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий. Успевшие встать на жилищный учет до 1 января 2005 года получали жилье в размерах и в порядке, установленных Правительством Российской Федерации, то есть на льготных основаниях. Зато вставшие на жилищный учет после 1 января 2005 года обеспечивались жильем в соответствии с жилищным законодательством Российской Федерации, то есть на общих основаниях. Поскольку Жилищным кодексом Российской Федерации порядок предоставления жилья гражданам указанной категории особо не оговорен.
По мнению заявителей, указанная норма Закона не гарантировала возможности рав-ного предоставления жилья гражданам, подвергшимся воздействию радиации и добровольно выехавшим на новое место жительства (вне зависимости от даты постановки на жилищный учет), приводя тем самым к необоснованным различиям в объеме социальных прав граждан, относящихся к одной и той же категории.
Согласившись с доводами заявителей, Конституционный суд своим Постановлением от 30 января 2013 г. №3-П признал упомянутую норму Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» не соответствующей Конституции Российской Федерации в той мере, в какой установленный механизм обеспечения жильем социально уязвимых лиц равным образом не гарантирует принятия их на жилищный учет в качестве нуждающихся. 
Во исполнение постановления Конституционного суда Российской Федерации был принят Федеральный закон от 21.12.2013 г. №373-ФЗ «О внесении изменения в статью 17 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС». В соответствии с этими изменениями нуждающиеся в улучшении жилищных условий граждане имеют право на обеспечение жильем в размерах и в порядке, установленных Правительством Российской Федерации независимо от даты постановки на жилищный учет в качестве нуждающихся.
Уполномоченный хотел бы выразить свое удовлетворение в связи с принятием постановления Конституционного суда, а также поблагодарить законодателя за оперативное реагирование на него.
В заключение
В заключение хотелось бы сказать о том, что десять лет работы нынешнего Уполномоченного по правам человека пришлись на второе десятилетие существования в России весьма несовершенного, но в целом открытого общества. Если сопоставить это время с любым другим периодом нашей истории, нельзя не признать, что сумма возможностей для реализации своих базовых прав и свобод у нынешних российских граждан неизмеримо выше тех, что имели, например, российские подданные во второй половине XIX века или советские граждане в XX веке. Не следует, впрочем, забывать и о том, что эти возможности во многом ограниченны и сегодня, по крайней мере, в сравнении с российскими и международными стандартами, принятыми нами в качестве ориентиров. Одним словом, прогресс, которого добилась наша страна в деле утверждения прав и свобод человека как высшей ценности государства, налицо, но неиспользованные резервы еще очень велики.

Категория: Правовое просвещение | Просмотров: 562 | Добавил: Riddick | Рейтинг: 0.0/0
Газета Выбор © 2018
Яндекс.Метрика