Адресована пенсионерам, ветеранам, инвалидам, многодетным семьям и другим категориям населения, нуждающимся в правовом просвещении и социальной защите

Меню сайта

Темы
Передовица
Факты. События. Комментарии
Новые законы, постановления, указы
Правовое просвещение
Пенсионная реформа
При ближайшем рассмотрении
История страны
Острая тема
Социальная защита
Вопрос-ответ
Консультирует юрист
О ветеранах войны
Инвалид и общество
Инвалидный спорт
Интересные люди
Общественные организации
Газета-Читатель-Газета
Советы психолога
Домашняя академия
В центре

На правах рекламы

Блог автора

Закладки

Приветствую Вас, Гость · RSS 25.02.2018, 09:09

Главная » 2013 » Ноябрь » 29 » Кто защитит миллионы инвалидов?
12:01
Кто защитит миллионы инвалидов?
На сегодняшний день в России проживают 140 млн человек, из них  14 миллионов  - инвалиды. То есть каждый десятый в стране имеет ограниченные физические возможности, с которыми ему 
как-то надо жить. А точнее жить надо по-человечески, а не существовать, ведь жизнь, как ни крути, одна. На практике получается, что кому-то это удается, а кому-то, и их большинство, нет. Обо всем об этом мы говорим с председателем ВОИ Московского района Казани Кириллом МОРОЗОВЫМ
Встретились с Кириллом Алексеевичем мы в один из приемных дней, который бывает дважды в неделю: по средам и пятницам. Народ не толпился… Председатель сидел в кабинете один.  Естественно с вопроса, с какими проблемами идут к председателю люди, если вообще идут, и начался наш разговор. 
 «Люди приходят, как правило, с просьбами, когда им совсем уж трудно, - сказал Морозов, - а это, в основном, пожилые люди, которые составляют 90 процентов членов нашей районной организации. Молодые же инвалиды редко у нас появляются, потому что знают, что помочь им мы практически не можем. Оживление бывает по праздникам, в Декаду инвалидов и День пожилых людей, когда мы раздаем подарки, которые приобретаем на субсидии из Федерального центра».
А ведь были времена, когда жизнь организации кипела! Еще три года назад производство компакт-дисков, принадлежащее ей и на котором работало около 120 инвалидов, давало относительную финансовую независимость не только тем, кто работал и их семьям, но и другим членам общества.  И тогда не надо было идти на поклон к государству и спонсорам. Но все пошло наперекосяк, когда в 2000 году инвалидам отменили льготы при создании собственного производства и поставили их на одну доску со здоровыми людьми, что сразу определило их  неравное положение, итог которого был предопределен. 
Более того, изменились и окружающие условия. В Интеренте можно скачать все, что угодно, бесплатно, да и легальная конкуренция была в Казани большой - таких предприятий как морозовсокое,  было около восьми и, естественно, с другой производительностью труда.  Да и сейчас их не меньше трех. Сегодня производство медленно умирает, в нем заняты всего четыре человека. Окончательное закрытие его назначено на апрель будущего года. Получается, что инвалиды хотели бы, да не могут быть независимыми…
На мой вопрос о том, что со гласно последним законодательным актам предприятия должны иметь квоты для рабочих мест для инвалидов, Морозов ответил вполне подробно и стало ясно, что и здесь их не ждет ничего хорошего:  «И я понимаю директоров предприятий, которые делают все, чтобы не брать инвалидов на работу, потому что для этого нужны огромные средства: надо специально оборудовать для него рабочее место, везде нужны пандусы, широкие дверные проемы, специальные санузлы. А еще  у инвалида шестичасовой рабочий день, 30-дневный отпуск и, как правило, частые больничные листы. Руководителям дешевле заплатить штраф, чем соблюсти все эти условия. Я считаю, что инвалиды должны работать на своих специализированных предприятиях и прекрасный пример - это картонажная фабрика при ВОИ республики». 
Итак, создать новое производство возможности нет при существующих законах, и что остается? Идти с протянутой рукой к спонсорам, к государству? «Честно сказать, - продолжает  Морозов, - спонсоров у нас практически нет и не было толком никогда. За 24 года моей работы председателем только однажды  Оргсинтез выделил нам около двух миллионов рублей в 1992 году. 
С другой стороны, нельзя сказать, что мы полностью брошены на произвол судьбы. Нам помогает администрация Московского района. Правда, закон запрещает властям напрямую финансировать общественные организации, но не запрещает помогать посредством грантов. Кроме того, уже около 13 лет мы сидим в помещении, которое нам выделила администрация бесплатно. Конечно, все праздничные подарки членам организации мы готовим с помощью той же администрации».
Конечно, государство может сказать, что налоговые льготы, которые были отобраны у инвалидов, были заменены субсидиями, которые выделяются ежегодно. Например, в 2013 году району было выделено 48 тысяч рублей. Но если их поделить на 806 инвалидов, то получается по 50 рублей на человека! Бешеные деньги!.. А ведь в «дольгототобранные» времена каждый работающий инвалид зарабатывал не меньше 5 тысяч рублей. Как говорится, почувствуйте разницу. И особенно грустно это звучит, когда совсем недавно ВОИ страны отметило свой 25-летний юбилей и явно не празднично.
Да, существуют одноразовые материальные подпитки. Например, в прошлом году ТРО ВОИ выиграло республиканский грант Минэкономики РТ по социальным информационным системам, благодаря которому удалось приобрести, в том числе и  организации Морозова, бесплатный мобильный Интернет, ноутбук, принтер и другую офисную технику. 
«Конечно, я не могу не сказать о доступности среды, которая в последнее время действительно начала таковой становиться, - продолжил Морозов, - ведь появившееся в последнее время убеждение, что если у человека есть Интерент, он может спокойно сидеть в четырех стенах, это не правда - настоящая жизнь начинается за стенами дома. Что касается доступности среды,  ее улучшение я  почувствовал буквально не отходя от дома - через 24 года, что я живу в этом доме, наконец, появился пандус! Ситуация меняется. Это особенно чувствуется в центре. Мы говорим огромное спасибо Универсиаде и Олимпиаде, благодаря которым появилась доступная среда для инвалидов. 
Конечно, говорить о том, что все решено в этом плане, не приходится. Например, по стандартам ООН доступная среда для инвалидов определяется 122 параметрами, и в Европе и США, где этим занимаются уже 30 лет, они соблюдены. В нашей стране соблюдены около 40. И это понятно, ведь еще совсем недавно в СССР инвалидов просто «не было». А редкие их индивидуумы сидели в сапожных мастерских, где считалось им и место. 
Да, сделано много, но очень много еще не сделано. Например, если говорить о транспорте, то в городе всего 5-6 автобусов с низкопольными входами, но они практически не доступны для самостоятельной посадки колясочника. Есть еще один вопрос. Метро прекрасно приспособлено для инвалидов, но ведь до него надо еще добраться. Например, от моего дома до остановки автобуса и метро - 800 м. Как до них дойти? Если я еще худо-бедно хожу, то как добраться тем, кто не может ходить?
И тут снова встает вопрос о личном спецавтотранспорте, которого нас лишили. А на западе он есть. Например, в Израиле есть автомобили, которые управляются голосом, одной рукой! Причем, там много выходцев из СССР, которые получили инвалидность на родине, а пользуются благами там».
Кстати, СССР была единственной страной, которая серийно, а не по отдельным заказам как за границей,  производила спецавтотранспорт для инвалидов. Знаменитые «Запорожцы» были настоящими друзьями многих автолюбителей с ограниченными возможностями. Потом Запорожский завод остался за пределами России. Правда, для татарстанских инвалидов был еще один короткий «золотой век», когда в 1999 году в преддверии президентских выборов  Минтимер Шаймиев раздал аж 2,5 тысячи единиц спецавтотранспорта в виде «Оки» Набережночелнинского завода. Но это было давно и, как говорится, хоть и правда, но давно забыто. А выход есть, считает Морозов. ВАЗ умирает - так почему бы не возобновить производство спецавтотранспорта на его площадях? Если, конечно, государству есть дело до своих инвалидов. 
Председатель Московского филиала ВОИ считает, что 90 процентов людей получили инвалидность по вине того самого государства. Сам он стал инвалидом по вине акушерки, принимающей роды. А сколько их стало людьми с ограниченными возможностями на производстве, в армии, на войнах, по врачебной ошибке…  И, конечно, оно обязано заботиться о своих, получается, жертвах. Но социальные программы, по его мнению, отстают на тысячу лет по сравнению с развитыми странами, а мы остаемся в этом плане страной третьего мира. «Вместе тем при Советской власти, - говорит Морозов, - инвалида воспитывали потребителем, которому все обязаны. И хотя это в какой-то мере справедливо, дало и плохие результаты. 
Люди с ограниченными возможностями перестали искать свои пути выхода из трудной ситуации, искать работу и стараться жить полноценной жизнью, а только жалеть себя и надеяться на государство, которое мало чем могло помочь.  Выход из ситуации напрашивается сам: вернуть налоговые льготы инвалидным предприятиям, чтобы люди с ограниченными возможностями имели экономические предпосылки эффективно работать и зарабатывать деньги и быть независимыми. 
А говорить о том, что этими льготами пользовались нечестные люди - это валить с больной головы на здоровую. Для этого есть специальные правоохранительные органы, которые должны пресекать подобные незаконные деяния. А получилось, как сказал наш республиканский председатель Ганнибаев, вместе с водой выплеснули и ребенка. 
Нам говорят, что нигде в мире нет такого понятия как «налоговые льготы».  Ну, тогда создайте нам такие условия, при которых мы реально могли бы работать и зарабатывать достойные деньги, а если не в состоянии работать по здоровью, получать достойные пенсии. Налоговые льготы всех предприятий России составляют один процент бюджета страны. Так неужели же стране жалко этого одного процента для 10 процентов своего населения - инвалидов? 
В свое время, в первый президентский срок Владимира Путина я написал ему письмо со всеми этими аргументами, но он мне ответил отпиской, мол, сейчас у них нет такой возможности и пусть все решают на региональном уровне. А мы знаем, что если нет приказа сверху, никто внизу не озаботится решением такой трудной проблемы.
Я понимаю, что здоровому человеку трудно понять, насколько тяжело быть инвалидом, и я никому этого не пожелаю. Даже я, инвалид с детства, вряд ли до конца пойму, насколько тяжело стать инвалидом уже будучи взрослым, насколько психологически трудно пережить то, что с тобой случилось. И многие не переживают это - опускаются, спиваются.  А кто-то несмотря ни на что, упорно идет вперед. Но им очень нужна помощь и поддержка. И очень многое зависит от чиновников всех мастей, от тех, кто нас окружает…».
Кирилл Морозов не собирается сдаваться и на мой вопрос, нужны ли вообще в новых условиях такие общественные организации, уверенно ответил утвердительно. «С каждым членом нашей организации мы работаем индивидуально, потому что у каждого свои проблемы. Для этого мы действуем в тесном контакте с соцзащитой, администрацией района и города. Ведь наша главная задача по Уставу - защита интересов инвалидов». 
Миляуша САЛИМЗЯНОВА 

Категория: Инвалид и общество | Просмотров: 2108 | Добавил: Riddick | Рейтинг: 2.0/1
Газета Выбор © 2018
Яндекс.Метрика