Адресована пенсионерам, ветеранам, инвалидам, многодетным семьям и другим категориям населения, нуждающимся в правовом просвещении и социальной защите











Меню сайта

Темы
Передовица
Факты. События. Комментарии
Новые законы, постановления, указы
Правовое просвещение
Пенсионная реформа
При ближайшем рассмотрении
История страны
Острая тема
Социальная защита
Вопрос-ответ
Консультирует юрист
О ветеранах войны
Инвалид и общество
Инвалидный спорт
Интересные люди
Общественные организации
Газета-Читатель-Газета
Советы психолога
Домашняя академия
В центре

На правах рекламы

Блог автора

Закладки

Приветствую Вас, Гость · RSS 15.12.2018, 08:57

Главная » 2012 » Декабрь » 7 » Миф о непобедимости фашистов был развеян!
11:08
Миф о непобедимости фашистов был развеян!
Зимой 1941 года под Москвой в огне тяжелых боев был развеян миф о непобедимости фашистских войск. Случилось это благодаря героизму простого солдата. Среди них был и Закий Юсупович Юсупов, который ушел на фронт в декабре 1941 года и вернулся в августе 1945 года
Молодой выпускник педагогического техникума Закий Юсупов вместе с другими студентами праздновал окончание учебы - 21 июня 1941 года. А на другой день началась война. А еще через месяц пришла повестка. Пришла она и сотням других юнцов из соседних районов, которых определили в разные пехотные дивизии. Закий Юсупов, новоиспеченный телефонист-связист, попал во вновь созданную 324-ю стрелковую дивизию, сформированную на территории Чувашии. Несколько месяцев новобранцев обучали военному делу, а в конце ноября их по тревоге подняли ночью и спешно погрузили в эшелон и отправили на фронт. 
«Помню, товарные вагоны нашего состава были набиты солдатами и офицерами до отказа. - вспоминает Закий Юсупович, - И ехали мы без остановок около трех суток. Все время в дороге нам давали только сухари и воду. Наконец, вечером мы остановились в каком-то поле. Вышли из вагонов и увидели походную кухню, а от нее тянулся такой вкусный запах каши! Мы обрадовались - наконец-то нас накормят. Но не тут-то было. Нам приказали встать в колонну…».
Солдаты шли всю ночь, голодные, утопая по колено в снегу. Позже, читая мемуары маршала Жукова, Юсупов узнал, что прошли они тогда около 100 км! Из тех же воспоминаний солдат понял, почему их гнали вперед, не давая отдохнуть. Сталин, понимая всю серьезность положения под Москвой, назначил Жукова главнокомандующим Западного фронта и, понятно, что на него легла вся ответственность за эту операцию. И в ноябре поздно ночью Жуков позвонил Сталину и предложил начать контрнаступление под Москвой. Он считал, что к этому времени немцы были уже обессилены, а резервов новых не было. И Сталин дает приказ подтянуть новые войска к Москве.
Правда, войну мальчишки, про которых принято говорить, что у них молоко на губах не обсохло, увидели раньше, чем оказались на передовой. Во время последнего марш-броска на них налетели штурмовики, которые начали утюжить огнем идущие колонны. Все разбежались и, как могли, спрятались. Когда противник улетел, те, кто выжил, увидели в первый раз мертвые тела, услышали стон раненых…
А вскоре это стало уже обычным делом. Начались, как принято говорить в военных сводках, ожесточенное бои за каждый город, каждое село, каждый населенный пункт в окрестностях Москвы. Немцы бились жестоко, потому что по плану они должны были пережить суровую зиму уже в Москве.
Первым на пути дивизии Юсупова был город Михайлов. Его взяли ночью, хотя немец цеплялся за каждую улицу, дом… Потом были Богорудецк, Козельск, Сухиничи. 
В Сухиничах стоял большой немецкий гарнизон из 7 тысяч фашистов. «Здесь мы задержались надолго, - вспоминает Закий Юсупов, - Мы никак не могли выбить врага, так как к тому времени наша дивизия понесла уже очень большие потери - около тысячи человек было убито. Я очень хорошо запомнил те бои. Телефонная связь постоянно рвалась и надо было ее срочно восстанавливать. Отправляюсь на лыжах ночью на поиски обрыва, а немцы выпускают осветительные ракеты, и они горят как солнце, что становится светло как днем, и тут же стреляют по тебе из пулеметов».
На войне было страшно всем, но телефонистам, наверное, особенно. Они не имели права переждать огонь или укрыться от него, потому что обрыв связи означает, что не будет вовремя подкрепления или не будут доставлены боеприпасы по назначению. «ДЗОТы поливают, - вспоминает Закий Юсупов, - а комбат кричит «Иди!», и я иду по колено в снегу под огнем… Вот нашел обрыв, починил, но, оказывается, он не единственный, и снова на поиски… Один раз вернулся к своим, а меня спрашивают, что у меня на спине? Оказывается, вся шинель исполосована пулями. То есть только за один бой я мог уже сто раз умереть!
А однажды, после дежурства я остался ночевать в одной из деревенских изб и чуть не сгорел. Проснулся от какого-то звука, похожего на треск. Сначала решил, что показалось и уже хотел спать дальше, но что-то меня заставило встать и открыть дверь… А там стоит дым столбом, вокруг все горит! Я еле успел выскочить из окна на улицу. Винтовку схватил, а вот вещмешок с письмами и фотографиями остался в огне. А это немцы прямой наводкой зажигательными снарядами стреляли по домам, где находились наши войска».
Первый раз боец получил ранение в боях под деревней Чернышино. Это были очень тяжелые бои. Несколько раз это село переходило из рук в руки. В результате из 100 домов осталось около 20. К счастью, ранение было легким - осколком задело шею - и через три дня он снова встал в строй.
Второе ранение было более серьезным. Контузия уложила его в санчасть, которая расположилась в каменном доме без крыши. «Утром просыпаюсь, - вспоминает Закий Юсупович, - и ничего не вижу. Думаю, ночь что ли? Стал шарить перед собой руками. Меня увидел мединструктор и отвел к постели - выяснилось, что я ослеп. В этой медсанчасти я лежал сутки».
Медсанбат находился прямо в лесу на опушке. На землю постелили плащ-палатки и набросали хвойных веток. Зато раненые были укрыты теплыми двухсторонними меховыми одеялами. И постепенно зрение стало улучшаться. И вскоре солдат вернулся в свою часть.
Эти бои, в которых принимал участие Закий Юсупов, принято называть боями местного значения. Вроде как и не совсем важные, но на деле именно здесь решалась судьба великого противостояния. И те местные бои помогали удержать силы врага в этом направлении и не пускать их к Сталинграду, где уже разворачивалась еще одна страшная военная история.
Итак, Москва была отбита, а в это время появился приказ Министерства обороны, согласно которому солдаты, имеющие среднее образование, могут получить военное образование. В результате из их полка были отправлены на учебу в Сталинградское военное артиллерийское училище Юсупов и украинец Чуб. Начальником училища был генерал-майор Чеснов. И именно он вручил отличнику боевой и политической подготовки Юсупову по окончании училища как награду книгу об истории ВКП(б), а также спросил, какие у него есть пожелания по поводу дальнейшей службы.
Отличник боевой и политической подготовки, которому к тому времени едва исполнилось 20 лет, с надеждой спросил, нельзя ли ему сначала съездить на побывку домой. «К сожалению, это не в моих силах», - ответил генерал. В его силах было только предложить на выбор фронт, где бы хотел воевать новоиспеченный лейтенант: Северный, Западный или Южный. Лейтенант выбрал западное направление и оказался на 1-м Украинском фронте.
Самые тяжелые военные дей-
ствия в Польше развернулись на Сандомерском плацдарме. Наступление началось 12 января, хотя еще недавно говорили, что оно запланировано только в конце января, так как не все еще было готово к операции: не было достаточного количества боеприпасов, не закончена дислокация…О причинах этого скоропостижного начала боевых действий Юсупов снова узнал только из послевоенных воспоминаний маршала Жукова. Тогда им никто ничего не объяснял.
Оказывается, открытый в конце концов второй фронт, оказался в тяжелом положении, и немец его жестоко теснил. И тогда Черчилль обратился с просьбой к Сталину ускорить наступление.
Бои в Бреслау на территории Германии Юсупов назвал вторым Сталинградом. Шли жесточайшие бои. «Все спуталось в огне и дыме, - вспоминает Закий Юсупович, - В этом доме немцы, а в соседнем наши. На первом этаже наши, а на втором - немцы. Мы - в подвале, а они на пятом этаже! Это был кошмар!». 
И именно тогда лейтенант получил свое самое тяжелое ранение. После операции на поврежденной пулей ноге он его состояние было очень тяжелым. Температура не опускалась ниже 40 градусов… Так прошло несколько суток, а потом самочувствие стало улучшаться. К нему подошла сестра и сказала: «Слава Богу, что организм у тебя оказался крепким. Мы тебя все время охраняли, а врачи спорили ампутировать ногу или нет. Одни боялись, что умрешь от гангрены, а другие жалели, что такой молодой останется без ноги».
8 мая в госпитале стали ходить упорные слухи о том, что война вроде закончилась, а на рассвете 9 мая на улице началось какое-то движение: крики, смех, шум. Товарищи по палате подняли раненого бойца и поднесли к окну, чтобы он тоже увидел, как празднует народ победу!
Из четырех братьев Юсуповых, которые ушли на войну, вернулись только два младших: Закий и Султан. Два других пропали без вести. Самый старший - через месяц после начала войны, второй брат - в 1944 году.
Каждому солдату Великой
Отечественной войны я задаю один и тот же казалось бы риторический вопрос: «Было ли страшно на войне?». Однако каждый ответ говорит о собеседнике, может быть, больше чем весь рассказ.
«Конечно, сначала было страшно, но потом появляется привычка. Намного позже мы узнали, что если раздается свист пули, то прятаться уже не надо - она пролетела мимо… Было так много трудностей и лишений, что чувства как-то притупились. Но победить в этой страшной войне нам помогла присяга, которую мы давали на верность нашей родине, и мы остались ей верны».
Миляуша САЛИМЗЯНОВА
Ветеран З.Юсупов. Среди многих наград есть медаль «За оборону Москвы», орден Великой Отечественной войны 1 степени и орден Великой Отечественной войны 2 степени.
На войне связь называли «нервами армии».
Друзья-фронтовики (З.Юсупов слева). 1944 год.

Категория: История страны | Просмотров: 1184 | Добавил: Riddick | Рейтинг: 0.0/0
Газета Выбор © 2018
Яндекс.Метрика