Адресована пенсионерам, ветеранам, инвалидам, многодетным семьям и другим категориям населения, нуждающимся в правовом просвещении и социальной защите

Меню сайта

Темы
Передовица
Факты. События. Комментарии
Новые законы, постановления, указы
Правовое просвещение
Пенсионная реформа
При ближайшем рассмотрении
История страны
Острая тема
Социальная защита
Вопрос-ответ
Консультирует юрист
О ветеранах войны
Инвалид и общество
Инвалидный спорт
Интересные люди
Общественные организации
Газета-Читатель-Газета
Советы психолога
Домашняя академия
В центре

На правах рекламы

Блог автора

Закладки

Приветствую Вас, Гость · RSS 26.02.2018, 00:17

Главная » 2016 » Октябрь » 28 » Не сметь - свое мнение иметь
11:54
Не сметь - свое мнение иметь

30 октября в нашей стране будут вспоминать людей, пострадавших в результате сталинских репрессий. Не избежал этой участи и наш выдающийся земляк - изобретатель первой пишущей машинки на арабице, основатель первого в СССР завода пишущих машин - Казанского завода «Пишмаш» Аскар Алиевич Шейх-Али. (1885-1968гг.).

Долгие годы его имя замалчивалось. Его инженерные изобретения и организационные достижения несправедливо приписываются его ученикам и товарищам по работе. Однако истинная история жизни этого удивительного человека, подтвержденная подлинными документами, восстановлена и хранится в музее «История вычислительной техники в Казани».
Правнук казахского хана Жангира Аскар Алиевич ШейхАли родился в 1885 г. в дворянской семье. Его отец - Али Давлетович Шейх-Али, вывезенный с Кавказа в 15-летнем возрасте вместе с семьей имама Шамиля, получил блестящее военное образование, был отмечен высокими наградами за мужество и героизм, проявленные в боевых кампаниях, после выхода в отставку в чине генерал-майора проживал с семьей в Петербурге. Он активно занимался общественной деятельностью на ниве просвещения, изучения и развития мусульманства в рамках строгой законности, верности монарху, единства и целостности России. 
Мать Аскара Алиевича - Гульсум Салим-Гараевна Тевкелева - была внучкой последнего хана Букеевской орды, почетного члена Казанского императорского университета - Жангира. Род Тевкелевых, исправно и преданно служивший на благо Российской империи на протяжении многих веков, прославился талантливыми военачальниками, учеными, духовными и общественными деятелями, членами Государственной Думы.
Аскар Алиевич, младший (третий ребенок) в семье, с раннего детства увлекался техникой, хотя отцу хотелось видеть его профессиональным военным. В 1890-е гг. в России на смену газовым светильникам и керосиновым лампам пришло электричество, появились первые трамваи, автомобили, аэропланы. Аскара очень увлекали все технические новинки. Еще в юном возрасте он самостоятельно оформил для одного из торжественных вечеров иллюминацию актового зала гимназии, в которой учился, электрическими лампочками, чем поразил присутствовавших на нем петербуржцев: директор гимназии выразил благодарность родителям способного ученика. 
 После окончания в 1907 году гимназии он поступил на физико-математический факультет Петербургского университета. Через два года, еще студентом, по большой любви Аскар женился на Суфие Ахмеровой - дочери известного татарского просветителя, действительного статского советника, знатока русской словесности и филологии Шагбаз-Гирея Измайловича Ахмерова.
В 1914 г. Аскар Алиевич был призван в армию. По окончании артиллерийских курсов получил чин подпоручика. С 1918 г. служил в рядах Красной армии в составе Пятой армии на Восточном фронте, а затем в штабе РККА в Москве. После демобилизации в декабре 1921 года получил жилплощадь в Москве - комнату в квартире профессора Кончаловского, куда перевез всю свою большую семью: жену с двумя детьми, мать и сестру.
В 1922 г. он поступил на должность механика в мастерскую точной механики при Лесотехническом институте, которая, помимо обслуживания институтского лабораторного оборудования, принимала в ремонт от населения любую механику: замки, примусы, сейфы, арифмометры, пишущие машины и прочие механизмы.
Имея многочисленную родню и друзей в Казани, Аскар Алиевич живо интересовался всем происходящим на родине супруги Суфии Шагбазгиреевны. 
В связи с созданием Татарской Республики в 1920 году возникла насущная необходимость механизации татарской письменности, так как все документы писались вручную. Молодая Советская власть, утверждаясь в стране, объединявшей разноязычные народы с разной письменность, издавала новые законы, директивы, постановления и остро нуждалась в механизации делопроизводства на языках основного населения. Для решения этой проблемы был издан Декрет ЦИК и СНК ТАССР от 25 июня 1921 года «О введении татарского языка в делопроизводство советских учреждений республики». 
Татарский язык, как и языки многих тюркских народов, имел письменность на основе арабского шрифта. В арабской письменности, мало того, что текст пишется справа-налево, так еще все согласные буквы, имеют по четыре вида написания. Создание каретки с более чем сотней буквенных символов вызвало бы непреодолимые трудности в эксплуатации. Из-за особенностей арабской письменности никому в мире еще не удалось создать пишущую машину на арабице. 
После многократных просьб казанских друзей Аскар Алиевич решил добиться возможности печатания на татарском языке.
Сконструированная А.А. Шейх-Али в 1923 году пишущея машинка с татарским шрифтом на основе татарской графики имела приспособление для автоматического передвижения каретки справа налево на разные расстояния (в соответствие с размером букв) и воспроизводились особенности арабского письма: отсутствие заглавных, букв их слитное написание с соблюдением размера ширины (до 4-х вариантов) в зависимости от места расположения в слове. 
Изобретение Аскара Алиевича было оценено как «имеющее большое государственное значение», а сам изобретатель получил в 1924 г. два патента. Изобретением заинтересовались в Казани, поскольку рассылаемые советской властью татарские документы по-прежнему переписывались вручную скорописью на арабице. 
Руководство Татарской республики приобрело лицензии на использование патентов и стало настойчиво добиваться перевода Аскара Алиевича в Казань. И хотя переселение из Москвы для семьи А. А. Шейх-Али означало потерю комфортной жилплощади и хорошо оплачиваемой работы, он принял решение переехать в Казань. В октябре 1924 г. его назначили заведующим Мастерской татарских пишущих машин при Центральном исполнительном комитете ТАССР. Самой мастерской еще не существовало. Все организационные вопросы были поручены Комбинату издательства и печати, в ведении которого находилось все полиграфическое производство Казани.
Для мастерской выделили обширное помещение в жилом доме № 9 по улице Чернышевского (впоследствии ул. Ленина, ныне ул. Кремлевская), которое предстояло оснастить оборудованием. Аскар Алиевич приобрел в Москве полу-универсальный фрезерный станок «Браун-Шарп», малый токарный станок-самоточку, шлифовальные приспособления, режущие, слесарные и мерительные инструменты, что и стало первым вкладом в оснащение мастерской. 
Объявили набор мастеровых. Первым был принят опытный рабочий М.Н.Николаев из Казанского университета, который впоследствии в течение многих лет трудился на заводе «Пишмаш». Далее было принято еще 7 человек рабочих. Сложился небольшой, но крепкий коллектив опытных, инициативных, любящих свое дело рабочих. Однако все они были практиками, в активе - образование на уровне приходской школы и ремесленного училища. В обязанности А.А. Шейх-Али входило многое: организация мастерской, технико-экономические расчеты, подбор и закупка оборудования и материалов требуемого качества, разработка чертежей, технологических процессов, обучение рабочих - все, что необходимо для жизнедеятельности производственного коллектива. Поскольку в России никогда не было собственного производства пишущих машин, пришлось закупать подержанные импортные машины систем «Ундервуд», «Ремингтон», «Континенталь», «Мерседес». Их реставрировали и дорабатывали применительно к татарско-арабскому письму. В декабре 1924 г. мастерская заработала полным ходом. 
Заказы на машины поступали не только из самой Татарии, но и из республик СССР, с различными национальными шрифтами на основе арабицы. Расположение букв на клавиатуре выполнялось применительно к наречию каждой народности. Поступило также несколько заказов из тюркоязычных областей Китая, Ирана, Ливана, Индии.
Однако в 1929 г. Правительство СССР «рекомендовало» всем национальным республикам ввести латиницу вместо арабицы. Латиница насаждалась под предлогом того, что арабская графика способствует «консервации религиозных настроений» и является «реакционной помехой на пути к социализму». Книги стали издаваться на яналифе.
Реформа татарской письменности не застала мастерскую врасплох. Прозорливый Аскар Алиевич заранее подготовился к этому. К 1928 г. он имел латинизированный татарский шрифт и необходимое оборудование для его тиражирования в пишущих машинах. 
Считая,что это приведет к отрыву населения от культурного наследия предков. 82 представителя передовой татарской интеллигенции - ученые, врачи, учителя, художники - изложили свои доводы по этому вопросу в письме И.В. Сталину и Пленуму Татарского обкома. Под № 78 письмо подписал А.А. Шейх-Али. 
Принцип демократического централизма не допускал дискуссий. Всякое инакомыслие или сомнения квалифицировались как проявление буржуазно-националистических настроений. Все 82 подписавшихся были репрессированы - отправлены в лагеря ГУЛАГа или расстреляны. История подтвердила правоту авторов «Письма 82». Латиница в СССР просуществовала немногим более 10 лет, а сколько было поломано судеб и потрачено материальных средств!
6 мая 1931 год. А.А. Шейх-Али был арестован и без предъявления обвинения заключен в тюрьму. Через год, перед отправкой в ГУЛАГ, ему объявили, что он осужден на 5 лет по печально знаменитой 58-й статье. Сталинская мясорубка судеб не забыла упоминавшееся выше «Письмо 82». Ведь в то время никто в стране не мог иметь собственного мнения.
У потомков А.А. Шейх-Али сохранились собственноручно написанные воспоминания Аскара Алиевича о том периоде – «Записки заключенного».
Инженерный ум и талант изобретателя А.А. Шейх-Али проявлялись и в заключении: им была решена сложнейшая проблема в области гидроэнергетики в пос. «Медвежьегорск» (ГУЛАГ), за что срок заключения сократили до 3 лет и освободили досрочно.
Но последствия заключения еще долго, целых двадцать лет, коверкали его жизнь, лишая права проживать в столицах и режимных городах, в том числе в Казани. Разумеется, он честно работал после освобождения, но уже не на любимом, созданном им заводе, а конструктором в области механической обработки древесины, которая начала развиваться в городе Волжске (Марийская республика).
В 1959 г. при пересмотре дел ОГПУ А.А. Шейх-Али был полностью реабилитирован «за отсутствием в его деле состава преступления».
Возвратившись в Казань в 75-летнем возрасте, А. А. Шейх-Али до самой смерти (июль 1968 г.) не терял интереса к технике и не прекращал заниматься всевозможными усовершенствованиями.
Маргарита БАДРУТДИНОВА, директор музея «История вычислительной техники в Казани»

 

Категория: История страны | Просмотров: 149 | Добавил: Riddick | Рейтинг: 0.0/0
Газета Выбор © 2018
Яндекс.Метрика