Адресована пенсионерам, ветеранам, инвалидам, многодетным семьям и другим категориям населения, нуждающимся в правовом просвещении и социальной защите











Меню сайта

Темы
Передовица
Факты. События. Комментарии
Новые законы, постановления, указы
Правовое просвещение
Пенсионная реформа
При ближайшем рассмотрении
История страны
Острая тема
Социальная защита
Вопрос-ответ
Консультирует юрист
О ветеранах войны
Инвалид и общество
Инвалидный спорт
Интересные люди
Общественные организации
Газета-Читатель-Газета
Советы психолога
Домашняя академия
В центре

На правах рекламы

Блог автора

Закладки

Приветствую Вас, Гость · RSS 22.10.2018, 11:49

Главная » 2011 » Апрель » 8 » Они вышли из подземелья
12:35
Они вышли из подземелья
Каждый раз, встречаясь с людьми, угнанными фашистами во время Великой Отечественной войны из родного дома на чужбину, слышишь одну и ту же фразу: «Я родилась или родился в рубашке». И это правда, так как самым молодым живущим сегодня бывшим малолетним узникам было тогда от силы 1-2 года
Около двух лет было и Людмиле Павловне Зайцевой, когда ее вместе с родными забрали из дома. Великие Луки, город в котором родилась Людмила Зайцева, потом назвали малым  Сталинградом, настолько он пострадал во время войны. Так получилось, что Великие Луки находились «удобно» для фашистов: на пути между Москвой и Прибалтикой. До войны это было красивый город, по центру  которого текла  речка Ловать. Когда началась война, жителей перевезли на окраины города в так называемые низы, где поселили в палатках и шалашах, подальше от немца. Но спрятаться не удалось. В  один из дней люди увидели, как по левому берегу  реки идут  танки. Это были фашисты. Они  посадили мирных жителей, в основном женщин и детей, так  как отцы воевали на фронте, в вагоны  и повезли на запад.
У мамы, кроме Людмилы, было еще двое детей: сын 12  лет и  пятилетняя  дочь. Четвертым ребенком женщина была беременна. Младший сын родился уже на поселении.
«Я была очень активная и непоседливая, - вспоминает Людмила Павловна, - и мама, когда на стоянках уходила за водой, наказывала старшим, чтобы они смотрели за мной. И однажды они не усмотрели. Я выскочила из вагона и угодила прямо в глубокую воронку из под снаряда, наполненную водой. Мама прибежала, а меня нигде нет. Она сразу поняла, куда я угодила, стала кричать и звать на помощь. Немец-санитар вытащил из воронки грязный и кровавый комок - это была я. Я сильно поранила шею о снаряд, когда падала в воронку. Получилось так, что я родилась даже не в одной, а в двух рубашках. Меня тут же унесли в санитарный вагон. Мама бросилась за мной, но ее не пустили в вагон, стали отгонять прикладами, когда она пыталась прорваться. И вскоре меня вынесли всю перебинтованную, и немец, который передавал меня маме сказал: «Русиш будет жить».
Второй раз по пути следования Людмила и ее семья уцелели во время бомбежки. Снаряды попали в головную часть состава, хвост же, где находились мама с детьми, уцелел. Всех выживших привезли на границу между Брестом и Польшей, где немцы организовали лагерь для бесплатной рабочей силы, которую и завезли сюда из России. Все лето люди жили под открытым небом за колючей проволокой. И только в сентябре их разобрали по местам их дальнейшей работы, а точнее рабства. Все они занимались сельскохозяйственными работами. Например, старший брат Людмилы пас коров, мама и младшие дети работали в огороде.
Тогда мама уже знала, что ее муж погиб на фронте, и когда в 1944 году после освобождения у нее была возможность вернуться домой, она не спешила. Что ждало ее дома? Осиротевший дом, если он вообще уцелел… «Я в войну своих детей спасла, - решила она, - так в мирное время тем более спасу». Как выяснилось позже, она поступила правильно. От некогда Великих Лук после войны ничего не осталось. Он, как Сталинград, был практически полностью разрушен. Вернулась мама с детьми только в 1946 году.
После окончания школы Людмила Павловна уехала из Великих Лук навсегда. Сначала она училась в Ленинградском институте, а потом  по распределению  попала  в Казань  на вертолетный завод инженером. И всю  жизнь она проработала на этом заводе, который считает своей второй семьей -  так много хороших людей она встретила здесь, с которыми  до сих пор  любит и хочет встречаться.
А детская непоседливость и активность остались с ней навсегда. В институте она была  секретарем  комсомольской  организации. На заводе  также была в гуще всех общественных событий, вплоть до того, что была даже депутатом райсовета Казани. Сейчас она -  член Совета Республиканской общественной организации бывших несовершеннолетних узников фашистских концлагерей.
В одном ей не хватает активности - добиться улучшения своих жилищных условий. У Людмилы Павловны двое взрослых детей. Дочь живет отдельно со своей семьей. А вот с семьей сына они ютятся в маленькой двухкомнатной квартире. «Я все преодолела, - говорит Людмила Павловна, - пережила все невзгоды и лишения, а их было много в моей жизни, и я считаю, что у меня все отлично! Только вот здоровье подводит часто, и я не могу позволить себе судиться за свои права, права, которые нам положены за то, что мы были жертвами фашизма. Нас с каждым годом остается все меньше. Вот в прошлом году умер Петр Иванович Сливский, человек, прошедший весь ад того времени. Он был узником Освенцима и других концентрационных лагерей. А когда вернулся на Родину, его тут же упекли в свой советский лагерь».
Людмила Павловна была очень маленькой, когда началась война и начались злоключения для ее семьи. И практически все, что она знает о том времени, она слышала от своей мамы. Но одно она помнит точно, когда их освободили войска Красной армии: «Как будто я вышла из подземелья и увидела зарево!».
Материалы подготовила Миляуша САЛИМЗЯНОВА
Категория: О ветеранах войны | Просмотров: 633 | Добавил: Riddick | Рейтинг: 0.0/0
Газета Выбор © 2018
Яндекс.Метрика