Адресована пенсионерам, ветеранам, инвалидам, многодетным семьям и другим категориям населения, нуждающимся в правовом просвещении и социальной защите











Меню сайта

Темы
Передовица
Факты. События. Комментарии
Новые законы, постановления, указы
Правовое просвещение
Пенсионная реформа
При ближайшем рассмотрении
История страны
Острая тема
Социальная защита
Вопрос-ответ
Консультирует юрист
О ветеранах войны
Инвалид и общество
Инвалидный спорт
Интересные люди
Общественные организации
Газета-Читатель-Газета
Советы психолога
Домашняя академия
В центре

На правах рекламы

Блог автора

Закладки

Приветствую Вас, Гость · RSS 04.12.2020, 11:41

Главная » 2020 » Октябрь » 30 » По национальному признаку
18:21
По национальному признаку

Мой папа Федор Петрович Миллер родился в 1893 году в селе Байдек (теперьТаловка), в 50 километрах от Саратова. В этом богатом и большом селе жили немцы, предки которых прибыли в Россию при Екатерине II. Немцы были трудолюбивыми и грамотными хозяевами. В семье Миллеров родители воспитывали 8 детей. Но в 1905 году началась эпидемия туберкулеза - и в живых осталось только четверо детей - три сестры и мой папа. Ему было 13 лет, тогда и началась его самостоятельная трудовая жизнь.

В 1907 году папа уехал в Саратов, где начал работать учеником аптекаря и экстерном сдавал экзамены в гимназии на аттестат зрелости. В это время он уже знал, что обязательно станет врачом. И отец поступает на медфак Саратовского университета, но учебу пришлось прервать, так как началась первая мировая война.

Османская империя вступила в войну с Россией на стороне Германии. У нас в стране эту войну называли последней Русско-турецкой 1915-1918 годов, на которую мой отец был отправлен рядовым солдатом. В 1919 году он участвовал в боях против белоказаков.

Окончил медфак папа только в 1924 году. В 1927 году отец женился на моей маме Александре Ивановне Носовой. В 1930 году у мамы обнаружили туберкулез легких, и семья была вынуждена переехать на юг. Прожив пять лет в Батуми, семья переезжает в Куйбышев. В последующие десять лет отец упорно работает, постоянно повышая свой профессиональный уровень. В 1936 году он защитил кандидатскую диссертацию «Диагностика легочных каверн при туберкулезе», таким образом тема туберкулеза стала главной в его научной работе.

В 1939 году приказом Наркомздрава СССР мой отец был переведен в казанский ГИДУВ доцентом кафедры терапии, где проработал до июля 1942 года. С первых дней войны он был консультантом в нескольких госпиталях.

28 августа 1941 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР о переселении немцев Поволжья в Сибирь, на Алтай и в Казахстан. Официальной мотивировкой такого решения значилось наличие в республике немцев Поволжья десятков тысяч диверсантов, которые по сигналу Гитлера собирались произвести взрывы стратегических объектов. В вину мирным жителям вменялось то, что они, зная о планах врага, не предпринимали никаких мер по выдаче шпионов властям.

«По национальному признаку» - именно так была указана причина в документах КГБ, по которой был репрессирован и мой отец, профессор медицины Федор Петрович Миллер. То есть, только потому, что по национальности он был немцем. Но его не стали выселять, а назначили начальником лазарета лагеря ГУЛАГа, который находился на станции Вязовые около станции Свияжск.

Наступило самое тяжелое время. Лагерь был обнесен железной проволокой, хотя и назывался вполне благовидно: «Ремонтно-механический завод №1 (ГУЛЖДС МВД СССР).

В лагере папа обратил внимание на молодого человека, который только что окончил Ленинградскую консерваторию по классу фортепиано и композиции. Звали его Альберт Семенович Лемон, и который также, как и папа, был репрессирован по национальному признаку - он тоже был немцем. Охранников он почему-то очень раздражал своей интеллигентностью, ему не давали рукавиц и заставляли таскать рельсы голыми руками, на морозе колоть ломом отхожее место. При таком отношении он мог лишиться рук и профессии. Папе удалось взять его к себе в лазарет в качестве санитара. Это его и спасло. Впоследствии А.С. Лемон стал профессором Казанской, а затем и Московской консерватории. После лагеря, в 1946 году, он вместе с композитором Назибом Гаязовичем Жигановым и другими коллегами стал основателем Казанской консерватории. Будучи совсем стареньким, когда ему было уже за 80 лет, он мне по телефону из Москвы говорил слабым голосом: «Танюша, таких людей, как твой папа, я, к сожалению, больше в жизни не встречал».

Был у папы в лагере еще один друг, тоже немец, Павел Георгиевич Бенинг, профессор математики из КАИ. Он работал вместе с известным советским авиаконструктором Владимиром Михайловичем Петляковым. Им принадлежит изобретение, позволяющее экономить топливо при взлете самолета. После встречи Циолковского с Бенингом, Циолковский сказал: «Пока в России есть такие Бенинги, я могу спокойно умереть».

Вот такие были у папы друзья в лагере ГУЛАГа. Подружились с нашей мамой и жены папиных друзей, которые ездили в лагерь по расписанию и возили для всех троих передачи из продуктов, которые смогли достать. С продуктами было плохо, у мамы начались голодные отеки, и нас спас профессор Е.М. Лепский, которому удалось выхлопотать для мамы через Мнздрав паек, благодаря которому мы остались живы.

Умудрялись что-то посылать домой и заключенные из лагеря, например, помню кусочек ржавой селедки, который прислал нам папа, и за который мама восторженно благодарила его в письме как за «селедку «божественного вкуса».

В лагере несмотря ни на что папа продолжал работать над докторской диссертацией. А еще под охраной он оказывал медицинскую помощь местному населению, ездил по вызовам. Война подходила к концу, и папа прилагал все усилия к тому, чтобы как можно больше людей вышло на свободу, хотя узники об этом даже и не подозревали.

Из лагеря папа и его друзья вышли в 1946 году, и потом до конца своих дней дружили семьями. Папа вернулся на кафедру терапии ГИДУВа. Потом он перешел на кафедру инфекционных болезней КГМИ. Будучи доцентом кафедры инфекционных болезней КГМИ, он завершил работу над докторской диссертацией по легочным осложнениям у инфекционных больных, оформил и сдал ее в учебную часть.

Нас с мамой в это время он отправил в санаторий в Сочи. Дома с ним осталась домработница, и когда папе стало плохо, она пошла в ГИДУВ за врачом, но ходила слишком долго. Папы не стало. Это было в 1955 году, папе было 62 года.

Не стало, как писал о нем профессор А.А. Агафонов: «чудеснейшего человека и врача от Бога!»

Татьяна РАХМАТУЛЛИНА (МИЛЛЕР). Казань

Категория: История страны | Просмотров: 98 | Добавил: Riddick | Рейтинг: 0.0/0
Газета Выбор © 2020
Яндекс.Метрика