Адресована пенсионерам, ветеранам, инвалидам, многодетным семьям и другим категориям населения, нуждающимся в правовом просвещении и социальной защите











Меню сайта

Темы
Передовица
Факты. События. Комментарии
Новые законы, постановления, указы
Правовое просвещение
Пенсионная реформа
При ближайшем рассмотрении
История страны
Острая тема
Социальная защита
Вопрос-ответ
Консультирует юрист
О ветеранах войны
Инвалид и общество
Инвалидный спорт
Интересные люди
Общественные организации
Газета-Читатель-Газета
Советы психолога
Домашняя академия
В центре

На правах рекламы

Блог автора

Закладки

Приветствую Вас, Гость · RSS 16.10.2018, 22:13

Главная » 2011 » Июнь » 17 » Победа ковалась в 1941 году
17:03
Победа ковалась в 1941 году
Хотя со дня начала Великой Отечественной войны прошло 70 лет, все жарче становятся споры о том, что стало причиной нападения фашистской Германии на СССР именно в июне 1941 года. Можно ли было предотвратить это нападение, не пропустить врага к Москве и Сталинграду? Так и не дан четкий и понятный любому ответ: насколько была готова наша страна ко Второй мировой войне?
Попытки традиционных историков вновь опереться на мифы об отсутствии в СССР достаточного количества солдат и офицеров, современного вооружения, опыта боевых действий опровергнуты рассекреченными данными архива оргуправления Генштаба Российской армии. Сейчас даже школьник обязан знать, что 22 июня 1941 года в кадровых частях Красной армии имелось более 4,8 млн. человек. Только на западной границе СССР имел 14 285 танков, 9,2 тысячи боевых самолетов, 32,9 тысячи орудий и минометов. В первые месяцы войны в РККА было призвано еще более 5 млн солдат и офицеров. 
Между тем Германия вместе с союзниками для нападения на СССР располагала следующими ресурсами: около 5 млн военнослужащих, 4,3 тысячи танков, 47,2 тысячи орудий и минометов, 5 тысяч боевых самолетов.
Как же при таком раскладе сил стала возможной реализация фашистского плана «Барбаросса»? Что позволило гитлеровцам осуществить «блицкриг»? Что мешало нам пойти по пути Маннергейма и «закопаться в доты» на старой границе? Не учитывали опыт финской войны?
В том-то и дело, что учитывали. Лишь в 1996 году рассекречен план обороны, предложенный начальником Генерального штаба РККА (с мая 1937 года по август 1940 года) маршалом Б.М. Шапошниковым И.В. Сталину. Главный его смысл в том, что неожиданный (да и любой в принципе) удар по основным частям нашей армии можно было избежать, разместив их на старой границе. Закопаться в оборону, имея перед собой более 200 км «нейтральной полосы» - новой территории, присоединенной к СССР в Западной Белоруссии, Украине и Бессарабии. Решился бы Гитлер на «быструю войну», зная, что более 4 млн наших солдат и офицеров находятся в 200 км от государственной границы в укреплениях, оснащенных закопанными 14 тысячами танков и 32 тысячами орудий? Наверняка даже ему не пришла бы в голову такая бредовая идея.
Почему же Сталин не утвердил план Шапошникова, избрав курс на разработку активного контрблицкрига и сменив для этого начальника Генштаба в феврале 1941 года на «генерала наступления» Г.К. Жукова? Верным ли оказался его выбор: лучшая оборона - контрнаступление?
Найти однозначный ответ невозможно, но стоит попытаться понять логику руководителя одной из крупнейших империй в истории человечества.
В 1940 году и на опыте финской войны, и на примере Франции мы поняли, что нет такой линии обороны, которую бы невозможно было обойти с флангов. Но даже если такую «китайскую стену» мы бы успели построить, была другая весьма убедительная причина не терять времени в обороне. Судите сами.
Тайна плана «Барбаросса»tc "Тайна плана «Барбаросса»"
К началу 1941 года по обыч-
            ным вооружениям и по опыту ведения боевых действий РККА и вермахт были практически равны. Более того, в РККА уже были сотни тяжелых танков Т-28 и Т-35, неплохо показавших себя при штурме линии Маннергейма. Напомню, что у Т-28 было 3 башни, а у Т-35 - целых 5. Ничего даже похожего на эти гиганты в Германии не было. Не было у Гитлера и превосходства в артиллерии, авиации, тем более на море. На что же рассчитывал фюрер, планируя не просто молниеносный захват Советской России, но и порабощение одной шестой части суши?
Главную тайну Гитлера в его приготовлениях ко Второй Мировой войне «озвучил» немецкий физик А. Энштейн в письме президенту США Ф.Д. Рузвельту еще 2 августа 1939 года. Суть его в том, что уран может быть в ближайшем будущем превращен в важный источник энергии. Это явление способно привести к созданию мощных бомб нового типа. И что Германия прекратила продажу урана из захваченных чехословацких рудников, а в Институте кайзера Вильгельма в Берлине повторяются работы по урану. Правда, в письме не говорилось о создании в Германии «Уранового союза» и о весьма успешных исследованиях в данном направлении Нобелевского лауреата Вернера Гейзенберга, но тот сам похвастался своими достижениями Нильсу Бору в сентябре 1941 года.
24 марта 1941 года заместитель народного комиссара госбезопасности СССР Б.Кобулов докладывал И.Сталину: «Германские физики якобы изобрели бомбу, способную одновременно поражать мощную груп-пировку противника. Радиус такой бомбы равен нескольким десяткам км… В ближайшее время планируется ее испытание».
С каждым годом возрастала опасность отставания нашей армии в оснащении современными видами вооружения. Осознание опасности зафиксировано в записке академиков В.И. Вернадского, А.Е. Ферсмана, В.Г. Хлопина зам. председателя СНК СССР Н.А. Булганину «О техническом использовании внутриатомной энергии» от 12 июля 1940 года заведующий отделом Историко-теоретических исследований Института всеобщей истории РАН В.Л. Мальков пишет: «Германия приступила к широкому развертыванию ракетостроения с середины 1936 года, а с началом Второй мировой войны основательно занялась и «атомным проектом»… С весны 1939 года атомным исследованиям в Германии было придано военное направление. Одна мысль об этом заставляла холодеть всех, что-либо понимающих в ядерной физике. «Мог ли Сталин, - задается вопросом доктор Мальков, - зная об этом опасном отставании, форсировать события и, поступая вопреки здравому смыслу, идти напролом?» СССР не только не имел к 1941 году современной армии для ведения предумышленной агрессивной войны против всей Европы, но и оружия нового поколения (даже в проектах). Напротив, уверенность Гитлера в достижимости его планов мирового господства базировалась на реальных перспективных разработках, способных в допустимых временных рамках дать ему абсолютное военное превосходство».
По логике Малькова, Сталин, узнав о ракетном и атомном проектах Германии, испугался и «оттягивал начало войны», делал ставку на подкуп Гитлера выгодным сотрудничеством. Согласно официальной версии, Сталин пресекал все наши приготовления к войне и ждал, когда у Гитлера появится не только ракетное, но и атомное оружие. Присуща такая логика «отцу народов»?
Сталин и советские ученые располагали необходимой информацией об опасности нового германского «чудо-оружия». 13 октября 1941 года об этом узнала и вся страна. Газета «Правда» цитировала заявление академика П.Л. Капицы: «Одним из основных орудий войны являются взрывчатые вещества… Но последние годы открыли новые возможности - это использование внутриатомной энергии… Атомная бомба даже небольшого размера могла бы уничтожить крупный столичный город с несколькими миллионами населения».
О том, насколько реальна была опасность планов Гитлера, можно судить по конкретным фактам. В октябре 1942 года на базе Пенемюнде немецкий конструктор Вернер фон Браун завершил успешные испытания ракеты ФАУ-2. Германия получила возможность отправлять на 400 км до тонны взрывчатых веществ. В августе 1944 года Гитлер сообщил румынскому диктатору Антонеску о бомбе, «способной уничтожить все живое в радиусе 3-4 км». В декабре 1944 года об изготовлении такой бомбы фюреру сообщил сам Г. Гиммлер, но просил несколько месяцев для ее «доработки». В январе 1945 года министр вооружений рейха А. Шпеер заявлял: «Нам нужно продержаться еще год, и тогда мы выиграем войну». Он описывал взрывчатку размером со спичечный коробок, которой достаточно для уничтожения Нью-Йорка.
Убедительны в этом плане находки ученых университетов Гиссена и Марбурга, сотрудников физико-технического ведомства в Брауншвейге. Они обнаружили на месте предполагаемого взрыва весной 1945 года немецкой бомбы в районе тюрингского городка Ордруф остатки радиоактивных материалов. О судьбе немецкого оружия массового поражения мы так ничего и не узнали потому, что район дислокации специального батальона 244 в Руре, где оно разрабатывалось, захвачен в апреле 1945 года американцами. С тех пор на этой теме стоит жесточайшее «табу». Но о том, что Гитлер имел возможность уже в 1945 году применить если не атомную, то «грязную» урановую бомбу - свидетельствуют не только дневниковые записи высших чинов рейха, но и документы, сохранившиеся в архиве Комиссии США по атомной энергетике. (Они опубликованы в книге Д.Ирвинга «Атомная бомба Адольфа Гитлера».)
Вывод один: если уже в начале 40-х годов ХХ века была реальная опасность появления у Гитлера уранового оружия, и Сталин располагал данными о ракетном и атомном проектах Германии, единственным шансом спасти нашу страну от уранового кошмара была именно подготовка предупреждающего контрудара по стратегическим немецким объектам.
Если бы советское командование в начале 1941 года не выдвинуло свои войска к границам, в два выступа - Белостокский и Львовский - Гитлер не решился бы на «вероломное» нападение 22 июня. Наши приготовления к контрудару не позволили двум Вернерам – фон Брауну и Гейзенбергу - в мирных условиях продолжать разработку ракет и атомного оружия. Война между Германией и СССР разразилась бы позднее, но уже с применением ракет и «грязной» урановой бомбы. И тогда по плану «Барбаросса» границы «тысячелетнего» рейха за Волгой, со стороны Урала стали бы недосягаемыми для любого противника. На месте нынешних Татарстана и Удмуртии был бы урановый полигон, необитаемая пустыня, подобная чернобыльской.
28 сентября 1942 года именно Казань стала местом, где началось зарождение советской урановой бомбы. По распоряжению руководства СССР именно на казанском заводе «Серп и Молот» начали делать центрифугу для обогащения урана.
Если бы война tc "Если бы война "
не началась 22 июня…tc "не началась 22 июня…"
Подведем итог. Факты исто-
            рии свидетельствуют: если бы в 1941 году мы не предприняли попытки организовать на своих новых западных границах активное контрнаступление, Гитлер не решился бы на блицкриг. Да, правительство СССР не успело осуществить все необходимые меры для мощного контрудара по войскам вермахта. Мы потеряли в 1941-1945 годах в борьбе с опередившим нас и перехватившим инициативу врагом десятки миллионов военнослужащих и мирных граждан. Но если бы мы готовили пассивную стратегическую оборону, несколько лет спустя Гитлер сжег бы в ракетно-атомной войне не только нашу страну, но и страны Европы. И счет жертв шел бы уже не на десятки, а на сотни миллионов. Само существование цивилизации на планете было бы поставлено под угрозу урановой чумой.
Мы можем с полной уверенностью сказать: наша Победа в 1945 году была бы невозможной без стратегически правильных действий советского правительства и командования РККА в начале 1941 года. 22 июня было не только началом Великой Отечественной войны, но и началом краха всех устремлений Гитлера к мировому господству и развязыванию ракетно-ядерной войны.
Михаил ЧЕРЕПАНОВ, член-корреспондент Академии Военно-исторических наук, зав. Музеем-мемориалом Великой Отечественной войны в Казанском Кремле
Категория: О ветеранах войны | Просмотров: 1444 | Добавил: Riddick | Рейтинг: 0.0/0
Газета Выбор © 2018
Яндекс.Метрика