Адресована пенсионерам, ветеранам, инвалидам, многодетным семьям и другим категориям населения, нуждающимся в правовом просвещении и социальной защите











Меню сайта

Темы
Передовица
Факты. События. Комментарии
Новые законы, постановления, указы
Правовое просвещение
Пенсионная реформа
При ближайшем рассмотрении
История страны
Острая тема
Социальная защита
Вопрос-ответ
Консультирует юрист
О ветеранах войны
Инвалид и общество
Инвалидный спорт
Интересные люди
Общественные организации
Газета-Читатель-Газета
Советы психолога
Домашняя академия
В центре

На правах рекламы

Блог автора

Закладки

Приветствую Вас, Гость · RSS 21.07.2018, 18:33

Главная » 2018 » Апрель » 20 » Радиацию не надо бояться – ее надо знать и уважать
09:49
Радиацию не надо бояться – ее надо знать и уважать

32 года прошло с момента катастрофы на Чернобыльской АЭС. Кандидат биологических наук, старший научный сотрудник Института экологии и природопользования Казанского (Поволжского) федерального университета Рустем Тюменев пробыл в командировках в местах отчуждения в общей сложности более двух месяцев. Он объяснял местным жителям, как жить в новых непростых и опасных условиях, что можно употреблять в пищу, а от чего надо отказаться, что делать с зараженным скотом, молоком, травой, дарами леса и огорода, жилищем и т. д. Мы попросили Рустема Сагидовича поделиться своими воспоминаниями об этих командировках
Я был аспирантом и работал в отделе радиационной биологии во Всероссийском научно-исследовательском ветеринарном институте (ВНИВИ, сейчас Федеральный центр токсикологической, радиационной и биологической безопасности РФ). В 1986 году, когда случилась авария на Чернобыльской АЭС, в конце апреля, заведующего отделом радиационной биологии профессора Василия Алексеевича Киршина и ведущих специалистов направили сначала в Киев, затем в один из самых загрязненных регионов - Гомельскую область Белоруссии для ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы. Он возглавил Белорусский филиал Всесоюзного НИИ сельскохозяйственной радиологии (ныне РНИУП «Институт радиологии» МЧС РБ). 
 Вот туда, в Белоруссию, по заданию Госагропрома СССР и согласования с В. А. Киршиным сотрудников ВНИВИ, в том числе учеников профессора направили для участия в работах по ликвидации последствий аварии. 
В первую мою командировку в августе 1986 года перед нами стояла задача провести диспансеризацию крупного рогатого скота в хозяйствах районов Гомельской области, то есть обследовать его, взять кровь, провести анализ и по итогам составить отчет. У животных диагносцировалась легкая и средняя степень лучевой болезни. 
Что запомнилось? Доброжелательное отношение местного населения.  Детей школьного возраста из этой местности отправили на летние каникулы в пионерские лагеря Татарстана, где их очень хорошо приняли. Соответственно и к нам, когда узнавали, что мы из Татарстана, отношение было доброжелательное. Некоторые женщины узнавали у нас рецепты полюбившихся их детям татарских блюд: кыстыбый, губадии и др. Но дети - дошкольники остались с родителями и возились в пыли на улице, а этого ни в коем случае делать было нельзя. 
Погода стояла великолепная, год был урожайным, в лесу много грибов, ягод, в садах поспели яблоки сорта белый налив, коровы продолжали давать молоко - и все это по показаниям дозиметрического прибора, который был всегда со мной, употреблять в пищу было нельзя. А еще запомнился «ржавый сосновый лес», то есть лес, у которого засохла вся хвоя, потому что оказалась очень чувствительной к радиации.
Во время второй командировки перед нами поставили задачу измерять радиацию у продуктов питания, заготовленных населением: свеклы, картошки, и т.д. Из приборов у нас был бета-счетчик, установленный на базе «УАЗа-469». И мы ездили по деревням и проводили измерения. 
До сих пор помню названия населенных пунктов: Брагино, Хойники, Наровля - находились они в самых загрязненных районах в зоне отчуждения. Перед въездом и выездом в зону при наличии спецдокументов автотранспорт промывался водой из пожарных машин под дозиметрическим контролем. 
И в то же время там в тот период проживали люди. Представьте, деревня в 50 домов, вода в колодцах радиоактивна пить ее нельзя. Надо отселять, а жители, в основном, старики говорят: «Куда мы поедем? А как хозяйство оставим?»
Помню один мужик привез сухие грибы измерить их на радиоактивность уровень которой был запределен, говорит, что 60 кг заготовил, и все равно поедет в Ленинград и продаст. В тот год грибов было очень много, возможно, радиация способствовала такому изобилию.
Местное население было сильно напугано, многие приходили померить радиацию на себе. Например, при измерении радиации у механизаторов, приехавших с полей, показания прибора зашкаливали. 
И был такой момент очень интересный. Женщина и мужчина принесли на измерение картошку свежего урожая. У картофеля, который принес мужчина, уровень радиации оказался в пределах нормы. А картофель женщины буквально зашкаливал. хотя участки находились рядом. Она, возмущаясь, говорила, что наш прибор неисправен, иначе как объяснить, что у них с соседом у картошки разные показатели! Стали разбираться. Оказалось, что участок соседа находится на пригорке, а у нее в низине, и соответственно туда происходил смыв радионуклидов. Она посадила ранний сорт и в момент цветения произошло загрязнение, да еще внизу оказались торфяники, которые тоже очень хорошо накапливают радиацию. 
Медиков-гигиенистов было недостаточно, в связи с этим нам, ветеринарным врачам, приходилось мерить радиационный фон в жилых домах в населенных пунктах, деревнях.
Заходим в дом, в доме высокая мощность дозы гамма-излучения, спрашиваю: «Что у вас наверху на чердаке?» «Летошное сено, - отвечают. Население складировало часть заготовленного сена на чердаках жилых домов.
То же самое и с навозом. Мы объясняли, что навоз надо выносить как можно дальше от жилья. Во многих домах лежали торфяные брикеты для отопления, которые тоже были источником радиации. 
И уж совсем вопиющий случай. В одном из домов в детской комнате был очень высокий радиационный фон. Выяснилось «фонит» половик возле детской кроватки. У нас, говорят, мальчишка с улицы босиком песка натаскал.
Мы наблюдали брошенные, бесхозные пасущиеся стада лошадей, коров. Многие из которых погибли, мы их вскрывали, брали патматериал для исследования.
Сотнями тонн «грязного мяса» были забиты все близлежащие мясокомбинаты. Была проблема, что делать с этим мясом, утилизировать, перерабатывать, если утилизировать то каким образом, сжигать, куда потом девать пепел?
Для решения и изучения этой проблемы в институте разрабатывались способы дезактивации мяса. В отдел радиобиологии ВНИВИ были доставлены сельскохозяйственные животные (коровы, овцы), где сотрудники отдела проводили исследования различных физиологически систем и органов у этих животных.
Жаль, что от населения сначала скрывали всю серьезность катастрофы, мало уделяли внимания разъяснению, как надо вести себя на загрязненных территориях, что можно, а чего нельзя делать. Люди должны знать, что в подобных экстремальных ситуациях необходимо защищать органы дыхания, принимать в пищу продукты питания после радиационного контроля, ежедневно проводить влажную уборку помещений, часто мыться и менять одежду, соблюдать усиленные правила личной гигиены.
Мое мнение - радиацию не надо бояться, ее надо знать и уважать. 
Записала Ирина СИБИРЯКОВА

Категория: История страны | Просмотров: 107 | Добавил: Riddick | Рейтинг: 0.0/0
Газета Выбор © 2018
Яндекс.Метрика