Адресована пенсионерам, ветеранам, инвалидам, многодетным семьям и другим категориям населения, нуждающимся в правовом просвещении и социальной защите











Меню сайта

Информация

Темы
Передовица
Факты. События. Комментарии
Новые законы, постановления, указы
Правовое просвещение
Пенсионная реформа
При ближайшем рассмотрении
История страны
Острая тема
Социальная защита
Вопрос-ответ
Консультирует юрист
О ветеранах войны
Инвалид и общество
Инвалидный спорт
Интересные люди
Общественные организации
Газета-Читатель-Газета
Советы психолога
Домашняя академия
В центре

Закладки

Приветствую Вас, Гость · RSS 05.08.2021, 05:10

Главная » 2021 » Июнь » 4 » «Стремлюсь быть в постоянном развитии»
09:38
«Стремлюсь быть в постоянном развитии»

Через несколько дней, 8 июня, Ирек Шигабович КУРБАНГАЛЕЕВ будет отмечать свое 90-летие

В раннем детстве он лишился отца, которого репрессировали по сфабрикованному делу, а потом был разлучен и с матерью, отправленной в ГУЛАГ. Безусловно, это наложило неизгладимый отпечаток на всю его жизнь. Испытанное в детстве потрясение и сегодня живо в памяти Ирека Шигабовича, оно вызывает такие же чувства, словно это произошло вчера. Свой рассказ о себе Ирек Шигабович начал именно с этого события.

- У человека всегда есть право выбора. Даже в самые страшные минуты своей жизни остаются как минимум два решения: сохранить честь и совесть или облегчить свою участь путем предательства.

Мой отец Шигаб Загреевич Сайфи тоже был перед выбором: его приносили избитого после допроса, но он никого не предал, никого врагом народа не назвал.

Отец родился в 1904 году. Он хорошо играл на скрипке и пианино, закончил КХТИ и работал сменным инженером на новом казанском заводе искусственного каучука. В декабре 1936 года вместе с другими инженерами отца арестовали прямо на работе, как «участника антисоветской группы», якобы существовавшей на заводе и проводившей подрывную работу. Было сфабриковано уголовное дело против четырех инженеров, а в ноябре 1937 года все они, в том числе и мой отец, были приговорены к высшей мере наказания. Как стало известно после их реабилитации в 1957 году, приговор был приведен в исполнение в тот же день.

Мне было шесть лет, а сестре Энже - восемь. Мама одела нас во все новое и ночью за нами приехали. Куда-то привезли, маму отделили от нас и увели, а мы сидим напротив молодого солдата. Он увидел мой любимый карандаш, еще не точенный, в лямке от штанишек, выхватил остервенело…. Сколько себя помню, я всегда рисовал - и карандаш для меня был великой ценностью. Тут я дико заревел и ревел до беспамятства. Очнулся. Передо мной тарелка с супом, куда падают мои слезы.

Детей, оставшихся без родителей, собрали как стадо, в огромном холодном помещении, бывшей, как я потом понял, старой церкви на горе. От горя нас старались отвлечь мероприятиями. Не помню какими, но нас с Энже это спасло. Иначе бы нас разделили и раздали желающим на удочерение и усыновление. Энже увидела знакомую женщину, которая собирала маленьких сирот на кинопросмотр. Сестра громко закричала: «Мадина-апа! Мадина-апа!». А женщина будто не слышит и не оборачивается.

Но через несколько дней мы оказались у дедушки - знаменитого профессора татарского языка Мухутдина Хафизовича Курбангалеева - отца нашей мамы. Спасибо Мадине-апа - сообщила о нас деду.

А фамилия моя должна была быть Сайфи. Но тогда бы я не смог поступить в КГУ. А сколько детей тогда усыновили и удочерили, и они потеряли родственные связи, одному Богу известно!

Моя абсолютно ни в чем не виновная мама была отправлена в ГУЛАГ на 8 лет. И только война стала причиной того, что ее освободили через 4 года, в 1941 году. Она вернулась, но не успела на похороны своего любимого отца и нашего дедушки, который был похоронен тремя днями ранее недалеко от памятника Тукаю.

В Казани маме работать было нельзя. Она была врачом-рентгенологом,  и  мы отправились в Мензелинск, куда ее определили на работу. В городе было много больных туберкулезом, был голод, но мы все-таки дожили до победы. В Мензелинске я окончил школу и отправился в 1949 году в Казань поступать в университет. А мама умерла.

Окончив в 1955 году географак университета, я попросил направить меня в Альметьевск, где уже жила и работала врачом после окончания мединститута моя сестра Энже. Альметьевск поразил меня соломенными крышами, и тем, как бедно там жили люди. Но вокруг все было перерыто, на моих глазах город начинал строиться. И вот я работаю в школе преподавателем географии, биологии и астрономии. Работать в школе было интересно, с учениками я быстро нашел общий язык, проводил много уроков на природе, и это им нравилось.

Год я проработал в школе. Но учителям очень мало платили, и  я стал искать другую работу. Меня взяли в геофизики на нефтяные промыслы. Где бы я ни работал, я всегда рисовал. В Альметьевске рисовал шаржи, рисунки для газеты «Знамя труда». Там в каждом квартале были размещены  часы, и они все показывали неточное время. Вот я и нарисовал часы для газеты и придумал к рисунку подпись в стихах,  в которых были такие строчки: «Часы то бегут, то спешат, альметьевских граждан смешат». Газета мой рисунок напечатала. Иду я как-то по улице и слышу, как девочки эти стишки повторяют, конечно, мне было очень приятно.

Там же, в Альметьевске я женился на подруге моей сестры Зине, которая была главным санитарным врачом в Альметьевске. У нее было круглое лицо, а у меня вытянутое, и я подумал, что дети у нас будут красивые, и не ошибся: Аскар - скрипач, Арсен -хирург – оба красавцы.

Потом мы переехали жить в Казань, где работы по специальности для меня не оказалось, поэтому я с легкой руки приятеля стал конструктором. Пришлось поступать в КАИ, чтобы получить техническое образование. Четыре года проработал начальником поделочного цеха в оперном театре им. Мусы Джалиля - мы изготавливали по эскизам главного художника декорации из металла и дерева и я даже научился сварке. Потом опять работал конструктором на разных предприятиях города.

На пенсию я вышел конструктором 1 категории с завода РТИ. Я уже говорил, что всю жизнь рисовал, и у меня даже была персональная выставка. Так вот, выйдя на пенсию, я стал рисовать людей на улице Баумана. Меня знают тысяча, а может, и две тысячи казанцев - столько портретов я нарисовал за эти годы. Одно время я учил детей рисованию в детском досуговом центре.

Надеюсь, что еще буду рисовать. После инсульта рука поправилась! Стремлюсь быть в бесконечном развитии: учу английский, стараюсь запоминать слова, пословицы, выражения. Очень интересны для меня сейчас кроссворды. Они заставляют работать мозг.

В прошлом году ушла в мир иной моя жена Зина. Теперь живу один. Сам готовлю, сам стираю, мою полы, убираю в квартире, хожу в магазин. Конечно, меня навещают мои внуки и правнуки, которых у меня пятеро. Надеюсь, что на юбилей соберутся все вместе.

От редакции: По просьбе председателя Общественной гуманитарной организации пенсионеров и инвалидов - жертв политических репрессий РТ Вахитовского района Казани Ларисы Георгиевны Исхаковой передаем поздравление, дорогой Ирек Шигабович, с 90-летним юбилеем! Желаем Вам бодрости духа, оптимизма и долголетия!

Записала Ирина СИБИРЯКОВА

Категория: О ветеранах войны | Просмотров: 57 | Добавил: Riddick | Рейтинг: 0.0/0
Газета Выбор © 2021
Яндекс.Метрика