Адресована пенсионерам, ветеранам, инвалидам, многодетным семьям и другим категориям населения, нуждающимся в правовом просвещении и социальной защите

Меню сайта

Темы
Передовица
Факты. События. Комментарии
Новые законы, постановления, указы
Правовое просвещение
Пенсионная реформа
При ближайшем рассмотрении
История страны
Острая тема
Социальная защита
Вопрос-ответ
Консультирует юрист
О ветеранах войны
Инвалид и общество
Инвалидный спорт
Интересные люди
Общественные организации
Газета-Читатель-Газета
Советы психолога
Домашняя академия
В центре

На правах рекламы

Блог автора

Закладки

Приветствую Вас, Гость · RSS 26.02.2018, 00:06

Главная » 2013 » Апрель » 26 » Трагедия не забыта, люди забыты…
10:26
Трагедия не забыта, люди забыты…
Виктор СТЕКОЛЬЩИКОВ, председатель Казанской общественной организации инвалидов Чернобыля «Союз «Чернобыль», в том страшном 1986 году был капитаном вертолетчиком действующей армии, и его вертолетный полк находился всего в 8 км от развернувшейся Чернобыльской трагедии. И кому как не ему и его полку довелось стать практически первыми ликвидаторами последствий «атомной чумы», первыми жертвами жестокого радиационного облучения
В Министерстве атомной промышленности СССР  
всегда существовали допустимые для человека нормы радиационного облучения. Например, при работе на атомной станции допустимая норма облучения в год составляет пять рентген. И если работник станции «добирался» до этой нормы, его немедленно отстраняли от работ в зоне повышенной радиоактивной опасности, чтобы не рисковать его здоровьем.
Например, в том памятном 1986 году на Чернобыльскую атомную станцию приехали специалисты с Воронежской станции. Им сделали контрольный замер, и когда дозиметр показал от 2 до 2,5 рентген, их тут же отправили домой, дабы не подвергать опасности… И, правда, зачем, когда есть действующая армия, есть новобранцы срочной службы, и для них разработаны специальные санитарные нормы, как говорится, отвечающие боевым условиям: для рядовых она составляла максимально 22, а для офицерского состава - 25 рентген.
Прослужил капитан Виктор Стекольщиков в этой «горячей точке» 1,5 года. А потом из армии, конечно, пришлось уйти - какой из него вояка, если он не вылезает из больниц. Да и на «гражданке» устроиться на работу не получилось - больные люди никому не нужны. А ведь таких только в одном Татарстане было около трех с половиной тысяч человек! Правда, в 2011 году, когда к 25-летию Чернобыльской трагедии стали составлять списки, их уже осталось две тысячи. Чернобыльцы есть, до только как будто их и нет, по крайней мере, для чиновников всех рангов и мастей. Вот с этим равнодушием тех, кто по сути своей работы должен помогать этим людям не только выживать, но и жить, и борется Виктор Стекольщиков.
«В стране сложилась ситуация, когда к ликвидаторам Чернобыльской трагедии относятся все и всегда плохо, - говорит Виктор Николаевич, - а ведь мы спасали все человечество от ядерной катастрофы».
В 1991 году появился прекрасный закон, касающийся нас, и если бы его не переделали, то все было бы нормально. Например, одна из самых главных проблем, с которой мы сталкиваемся, это невозможность своевременно получить качественное санаторно-курортное лечение. А это одно из главнейших условий жить для ликвидатора, который, по мнению врачей, должен, как минимум, один раз в год ездить в санаторий, причем, не местный, а тот, который ему показан, а именно на берегу Черного моря или в санатории с минеральными водами.
Все было более или менее сносно в этом плане до 2005 года, когда был принят закон №122 о монетизации льгот. Но ведь льготы не были отменены, они просто были заменены соцпакетом. Федеральные власти отдали нас на откуп региональным, и все «наши» организации - соцзащита, соцстрах и появившийся позже Комплексный центр - отправили нас, как говорится, в общую очередь.
Сегодня мы по три года ждем возможности поехать в санаторий. Но и туда не все могут отправиться, потому что для нас отменили, а вернее поставили на компенсационную основу, что в принципе одно и тоже, бесплатный проезд до места лечения, что автоматически заставляет большую часть нуждающихся отказаться за отсутствием средств. Причем нам должны компенсировать деньгами, если нет возможности отправить в санаторий. Но и это не делается».
Раньше организация могла работать напрямую с Минздравом или Соцстрахом, которые как правило шли навстречу просьбам ликвидаторов и могли организовать им лечение в необходимых санаториях. Сейчас же, когда появился Комплексный центр при Министерство труда, занятости и социальной защиты Республики Татарстан, который обязан работать с ними, добиться правды можно только через суд, что и делают члены организации.
Другая острая тема - это, конечно, пенсионное обеспечение чернобыльцев. По мнению Виктора Стекольщикова, материальное положение чернобыльцев ухудшается с каждым годом. Раньше все ликвидаторы аварии в Чернобыле, проработавшие там в 1986-1987 годах, а также те, кто в 1988-1990 годах работали на объектах укрытия и очистке территории станции были приравнены друг к другу и имели право получать трудовую пенсию с 50 лет, а также вторую - по инвалидности.
В 2010 году российские власти направили в Пенсионный фонд Российской Федерации письмо о том, что чернобыльцы считаются инвалидами военной травмы и должны уходить на пенсию в 55 лет. То есть получилось, что все чернобыльцы, которые вышли на пенсию до 2010 года, продолжают получать две пенсии, а те, кто после, одну и то после 55 лет. Более того, для получения этой пенсии чернобылец должен еще иметь трудовой стаж в 25 лет! А где его взять, если за 1-2 года в самом молодом возрасте он стал инвалидом, который в большинстве случаев, не может работать. А по-другому трудовой стаж не заработаешь! Вот и получилось, что в результате всех этих преобразований, больные люди обречены на мизерную пенсию и только в 60 лет…
По каждому случаю несправедливого ущемления прав чернобыльцев Виктор Стекольщиков идет в суд и, как правило, выигрывает дело. И чиновники потом извиняются и каются. Но Виктор Анатольевич недоумевает, почему он должен работать точечно по каждому конкретному делу, ведь это требует больших сил.
Также есть большие проблемы с медицинским обслуживанием ликвидаторов аварии. Согласно законодательству Российской Федерации ликвидаторам аварии гарантировано внеочередное медицинское обслуживание во всех подразделениях зравохранения. Но фактически это только на бумаге, а на самом деле ликвидаторы даже к врачу поликлиники не могут попасть на прием вне очереди, не говоря уже о стационарном лечении. Но он не унывает и будет продолжать пока есть силы бороться за права ликвидаторов Чернобыльской аварии.
Вот и сейчас он усиленно готовится к Круглому столу, который должен быть приурочен к очередной годовщине Чернобыльской трагедии. Он уже подготовил кучу вопросов, которые хотел бы задать чиновникам, от которых зависит их решение. Хотелось бы, чтобы это был Республиканский круглый стол, так как чернобыльцы живут по всей республике, да только никто из представителей власти не хочет брать на себя ответственность. Но хоть бы город, а на худой конец район взялся бы организовать этот стол переговоров…
«Нас часто называют скандалистами, - переживает Виктор Николаевич, - а что делать, если по-другому невозможно добиться справедливости». Вот именно. И приходится писать письма во все судебные инстанции, которые могут помочь решить накопившиеся вопросы. «О нас хотят забыть, - с горечью в голосе говорит Виктор Николаевич, - просто вычеркнуть из жизни.
Если раньше наша пенсия индексировалась на постоянной основе, потом - в соответствии с инфляцией, то сейчас она сравнялась с социальной. То есть получается, что мы, кто, за счет своего здоровья, спасал мир от радиации, получаем столько же, сколько человек, который практически не работал и имеет трудовой стаж пять лет. Мне кажется, что это издевательство».
Миляуша САЛИМЗЯНОВА





Категория: Острая тема | Просмотров: 1530 | Добавил: Riddick | Рейтинг: 0.0/0
Газета Выбор © 2018
Яндекс.Метрика