Адресована пенсионерам, ветеранам, инвалидам, многодетным семьям и другим категориям населения, нуждающимся в правовом просвещении и социальной защите











Меню сайта

Темы
Передовица
Факты. События. Комментарии
Новые законы, постановления, указы
Правовое просвещение
Пенсионная реформа
При ближайшем рассмотрении
История страны
Острая тема
Социальная защита
Вопрос-ответ
Консультирует юрист
О ветеранах войны
Инвалид и общество
Инвалидный спорт
Интересные люди
Общественные организации
Газета-Читатель-Газета
Советы психолога
Домашняя академия
В центре

На правах рекламы

Блог автора

Закладки

Приветствую Вас, Гость · RSS 20.11.2018, 14:37

Главная » 2014 » Апрель » 25 » Уроки Чернобыля
11:40
Уроки Чернобыля

С первых дней катастрофы на Чернобыльской АЭС по приказу Госагропрома СССР Роберт ИЛЬЯЗОВ был командирован, а затем направлен на постоянную работу в один из самых загрязненных регионов - Гомельскую область Республики Беларусь в Белорусский филиал Всесоюзного НИИ сельскохозяйственной радиологии (ныне РНИУП «Институт радиологии» МЧС РБ) для ликвидации ее последствий. Этой проблемой он занимается уже более 27 лет. Мы попросили доктора биологических наук, профессора, эксперта МАГАТЭ, кавалера ордена Мужества, заслуженного деятеля науки РФ, члена-корреспондента Академии наук РТ, директора Центра экологической стандартизации и сертификации Казанского национального исследовательского технологического университета, научного консультанта РНИУП «Института радиологии» МЧС Республики Беларусь, вице-президента общественной организации ТРООИ Союз «Чернобыль» Роберта Ильязова поделиться своими воспоминаниями с читателями «Выбора 

 Я выехал в Чернобыль уже в первые дни после катастрофы. Потом и вовсе оставил Подмосковье и переехал в Гомельскую область, где проработал более 16 лет. Как радиолог в первое время занимался эвакуацией населения. Под моим  руководством эвакуировано 38 белорусских деревень, прилегающих к Чернобыльской атомной станции: Брагинского, Наровлянского и Хойникского районов Гомельской области. Поэтому я хорошо знаю ситуацию, сложившуюся там. 
Результаты 25-летних исследований и практический опыт, полученный в Белорусском Полесье, я обобщил в книге «Чернобыльская катастрофа и агроэкосфера: последствия и контрмеры». В ней есть глава, которая называется «Социально - психологические и философские уроки чернобыльской катастрофы». 
События, связанные с отселением сельских жителей с загрязненных территорий относятся к одним из самых трагичных в летописи чернобыльской катастрофы. Представьте, что вам нежданно-негаданно приказывают, бросив все нажитое десятилетиями, пуститься в путь, в неизвестность. Притом во время эвакуации из опасной зоны людям разрешали взять с собой только личные документы. Пришлось оставить всех домашних питомцев. В деревнях встречались бабушки, у кого не было никаких родственников на этом свете, и поэтому они просили оставить их в своих домах, чтобы быть похороненными на своем кладбище рядом с родными. Отказать в этих просьбах было невозможно, хотя потом мы получали выговоры «за нарушение инструкций». 
Через полгода, заезжая к «забытым людям» как к родным, мы видели, что они продолжают жить обычным укладом, собрав вокруг себя всех брошенных животных. Некоторые жители быстро спивались. 
Отселенные из своих родных деревень люди встречали неприятие в новых местах. Их называли «чернобыльскими ежиками», стремились не допускать вновь прибывшую молодежь в клубы, на танцплощадки. Это была радиофобия, в результате отсутствия радиологической грамотности среди врачей, учителей, а также журналистов, которые устрашали население радиацией. К этому приводило и бездействие местных  руководителей, пустивших события «на самотек» и не проводивших необходимой разъяснительной работы. В некоторых деревнях Наровлянского и Брагинского районов сельскохозяйственных животных вывезли сразу, а к эвакуации жителей приступили лишь спустя 4 месяца.
Зону отчуждения посещали мародеры и находили там для себя «наживу»: ковры, телевизоры, иконы и т.д., которые они собирались вывезти и продать ничего не подозревающим покупателям.
Иными словами, в регионе сложились крайне неблагоприятные социально-психологические условия, и ничего не было сделано, чтобы их смягчить. И это во многом усугубило состояние здоровья у переселенных людей.
Поэтому я считаю, что социально-психологические уроки, которые раньше не учитывали ни власти, ни наука, должны быть на первом месте. Другими словами, составной частью противокатастрофных контрмероприятий должен быть комплекс социально-психологических мер, способствующих адаптации населения не только пострадавших территорий, но и районов, предназначенных для расселения эвакуированных.
Что дал Чернобыль для науки? К моменту чернобыльской катастрофы в Белоруссии вообще не было специалистов-радиологов. В Гомеле мы создали «Институт радиологии» МЧС Белоруссии, усиленно занимались подготовкой высококвалифицированных кадров и для науки, и для практической работы, чтобы защитить население и научить и получать экологически безопасную сельскохозяйственную продукцию.
Чернобыльское Полесье - это эндемичный регион по стабильному йоду, то есть регион, где наблюдается недостаток йода. Кроме того, там специфические почвы: песчаные, торфяники, из которых радиоактивные вещества легко мигрируют в пищевую цепь. Это осложняло обстановку. Поскольку в условиях йодного дефицита происходит избыточное накопление изотопов радиоактивного йода в щитовидной железе, радиационное воздействие на животный мир получилось выше ожидаемого. Мы применяли сорбенты, добавляя в рацион коров препараты ферроцианидов, которые избирательно связывают радиоактивный цезий, тем самым обеспечивают 5-6-кратное снижение дозы внутреннего облучения населения.
Разработали технологию получения «чистой» продукции с учетом региональных природно-климатических условий, начиная с почвы. Занимались подбором удобрений, культур, кормов, которые меньше накапливают радиоактивных веществ. Это позволило нормировать в рационе животных допустимую концентрацию радионуклидов, чтобы на выходе получалось «чистое» молоко и мясо.
С радостью хочу сообщить, что наши усилия не прошли даром. В прошлом году мы выезжали в Белоруссию для испытания прибора, который разработали для экспресс-анализа качества молока, и не смогли найти «грязное» молоко. И это потому, что там четко выполняются те рекомендации, которые мы в свое время разработали.
Проблем было много. В первое время мы запретили держать коров, и молоко было только привозное. Но сельчане стали закупать коз, и вдруг по данным индивидуальной дозиметрии у населения возросло внутреннее облучение. Оказывается, что коэффициент перехода радиоактивных элементов из рациона в молоко козы в 10 раз больше, чем у коровы. 
Зимой проблема с внутренним облучением у населения появлялась там, где в основном употребляли гусятину. Оказывается, в организме гусей радиоактивные элементы накапливаются в 5 раз больше, чем в мясе других видов птиц и животных. 
В связи с этим мы разработали специальный комбикорм с добавлением селективных сорбентов, собирали население и обучали, как следует кормить домашних животных и птиц, чтобы получить «чистое» молоко и мясо.
Впервые была изучена хроническая лучевая болезнь у сельскохозяйственных животных и диких млекопитающих. Что мы отметили? Почти у всех видов животных, обитающих в ближней зоне к Чернобыльской АЭС было поражение щитовидной железы. Это позволило сделать прогноз отдаленных последствий радиобиологических эффектов и развития патологии щитовидной железы среди населения, особенно, у детей. И действительно, в Белоруссии эта проблема возникла - в первое время увеличились случаи рака щитовидной железы. Но благодаря ранней диагностике ситуация находится под контролем. 
Сегодня вокруг Чернобыльской станции в радиусе 30-километровой зоны создан радиационно-экологический заповедник. Там обитает множество диких животных: кабаны, лоси, косули, ранее исчезнувшие птицы, которые занесены в Красную книгу, например, черные журавли и желтые цапли. Для птиц, кстати, радиация не так уж и страшна. Самый большой вред она принесла кабанам, которые роются в земле, и поэтому  подвержены радиационному воздействию. Там есть научно-исследовательская радиологическая лаборатория, в которой изучают воздействие радиации на растения и животных. 
Сейчас идет постепенный возврат брошенных сельскохозяйственных земель в оборот, и население возвращается в покинутые места, где радиационный фон позволяет жить постоянно и заниматься выращиванием безопасной сельхозпродукции.
Преступление было совершено тогда, когда народу не сообщили вовремя о случившемся. Так получилось, что режим тотального засекречивания, к которому приучили народ в советское время, практически не изменился в период перестройки, гласности и демократии. Даже специалистов - радиобиологов власти предупреждали, чтобы они не делились информацией о радиационной обстановке с населением. Тотальное засекречивание имело двоякую цель: не только охрану государственных и военных секретов, но и стремление держать свой народ в неведении, чтобы избежать критики властей. 
В первые дни после катастрофы на ЧАЭС было эвакуировано 115 тысяч человек, в основном, из Припяти и Чернобыля, а в дальнейшем еще 200 тысяч. Сразу после аварии горожан стали обеспечивать таблетками йодистого калия. Но в села эти меры пришли с запозданием, когда эффективность йодной профилактики уже была утрачена. И так сложилось, что от чернобыльской катастрофы больше пострадали в сельской местности. Сельскохозяйственные животные находились на пастбищах, радиоактивный йод попал с кормами в организм коров, а через 3 часа уже обнаруживался в молоке, которое употребляли люди.
Каждому из нас необходимо вынести из Чернобыля свой урок, поскольку мы живем в век техногенных и природно-техногенных катастроф. Готовиться к возможной встрече с катастрофой стоит заранее, чтобы выжить самому, спасти близких, помочь окружающим и проявить максимум способностей для защиты людей. А этому надо обучать с раннего детства.
На фото: Чернобыльская АЭС, саркофаг, апрель 2004 года. 
Памятник ликвидаторам аварии на ЧАЭС, г.Чернобыль

Категория: История страны | Просмотров: 3315 | Добавил: Riddick | Рейтинг: 0.0/0
Газета Выбор © 2018
Яндекс.Метрика