Адресована пенсионерам, ветеранам, инвалидам, многодетным семьям и другим категориям населения, нуждающимся в правовом просвещении и социальной защите











Меню сайта

Темы
Передовица
Факты. События. Комментарии
Новые законы, постановления, указы
Правовое просвещение
Пенсионная реформа
При ближайшем рассмотрении
История страны
Острая тема
Социальная защита
Вопрос-ответ
Консультирует юрист
О ветеранах войны
Инвалид и общество
Инвалидный спорт
Интересные люди
Общественные организации
Газета-Читатель-Газета
Советы психолога
Домашняя академия
В центре

На правах рекламы

Блог автора

Закладки

Приветствую Вас, Гость · RSS 22.07.2018, 20:54

Главная » 2012 » Май » 4 » Вызвали огонь на себя
12:42
Вызвали огонь на себя
Я начал учиться быть бойцом Красной армии в апреле 1942 года в Серпуховских военных лагерях, где формировалась 64-я стрелковая дивизия.
Здесь я стал топографом в 1-ом дивизионе 1029 артиллерийского полка. В августе дивизия прибыла на Сталинградский фронт и не выходила из боев до ликвидации окруженной группировки. Затем беспрестанные бои на Западном фронте зимой и летом 1943 года, включая Курскую дугу и освобождение Смоленской области.
Немалый путь, как по времени, так и по расстоянию, да еще в самых горячих точках советско-германского фронта. А я рядовой, ниже которого разве что солдат штрафного батальона. Хватанул солдатскую жизнь под самую завязку, два лета и зиму перенес, два раза контузию получил, и вспоминается мне один военный эпизод.
На пути нашей роты была река  Неман. Уже в третий раз.
Удивлены? Я больше был удивлен, когда узнал об этом. И вся рота была в недоумении. Сглаживалось это недоумение надеждой, как и в прошлые два раза, на удачное форсирование, но надежда эта рухнула при подходе к берегу.
Мы опоздали к раннему утру. Хотя не спали, ели на ходу, все равно не успели. Внезапность пропала вместе с темнотой. Когда плоты были спущены на воду, по берегу уже велся артиллерийский огонь. 
Звучит сигнал к броску на берег и посадку на плоты. Люди, боясь попасть под снаряд, спешили, прыгали на плоты и без команды отчаливали от берега.
Я с разбегу прыгнул на отведенный для меня плот и присев на колено, принялся, как и все бойцы, грести саперной лопаткой. Мне хотелось поскорее отплыть от берега, потому что по нему все еще били пушки. С разницей в секунды все плоты уже плыли по воде. Слышались какие-то команды, стоящий во весь рост ротный на соседнем плоту махал руками и что-то кому-то показывал. Стало уже совсем светло, и четче обозначился покрытый лесом противоположный берег.
Неожиданно с нашей стороны загремела артиллерия, и на том берегу стали видны сплошные вспышки разрывов. Вдохновленные поддержкой, гребцы усилили натиск на лопатки. А я даже испугался, а вдруг мы сами на выходе на берег попадем под снаряды своих пушек, как однажды уже случалось. Но тут эхом отозвался гром пушек с другой стороны, и на наши ряды плотов посыпались снаряды и мины.
Мы на плоту настолько растерялись, что невольно перестали грести, не понимая, кто же бьет по плотам - свои или чужие?
Я впервые попал в такой переплет.
Взрывы поднимали воду фонтаном, плоты переворачивались, люди, сброшенные в воду, осознавали, что помощи ждать неоткуда. А пушки гремели с обеих сторон, заглушая взрывы на воде и крики тонувших.
Тут бы и конец пришел нашей роте, если бы кто-то не дал двойной осветительной ракетой сигнал отбоя. Я увидел, как весь ряд передних плотов стал поворачиваться назад. С трудом повернулся и наш плот. Но рядом разорвался снаряд, и огромная волна подняла на дыбы одну сторону плота. Все бойцы бросились на вершину и мертвой хваткой вцепились, кто за край, кто друг за друга. Плот лег на воду, и никого не смыло.
А вода в реке кипела и пенилась... Пересказать такое невозможно.
Армада плотов не стояла на месте, их уносило течением вниз. И хоть снаряды преследовали нас, солдаты кто как мог, стремились к своему берегу: кто держался за край плота и бил ногами по воде, то на оторванном от плота бревне, кто вплавь.
Эта катастрофа для нас кончилась тем, что на большой полосе берега причалила часть плотов, и доплыло, как попало большинство ротного состава. На берегу не оказалось командира второго взвода. Говорили тогда, на его плоту разорвался снаряд, плот рассыпался, и всех сбросило в воду. Ушло на дно и почти все тяжелое стрелковое оружие - пулеметы и противотанковые ружья. Кое-кто из бойцов вернулся на берег даже без винтовок. По Уставу их должны были судить, но почему-то не тронули.
Все-таки и на этот раз нам повезло. Если бы мы отчалили от берега минут на пять раньше и доплыли до середины реки, то вряд ли кто из нас смог бы вернуться обратно. Насквозь промокшие бойцы группировались в кучки, не зная, что делать. Постепенно на берегу появились командиры, мы строились по взводам и уходили в лес. Там на кострах пообсохли, пообедали и  двинулись снова к Неману и без хлопот перешли его по мосту.
Мне думалось тогда, что мы потерпели крах, потому что опоздали к началу переправы через Неман.
Но только через много лет, когда я стал читать шеститомное издание Великой Отечественной войны, увидел такие строки: «При форсировании Немана 14 июля в районе Луны исключительную стойкость и мужество проявили бойцы второго стрелкового батальона 433 стрелкового полка 64-ой стрелковой дивизии 49-ой армии...».
Вот тут и прояснилось в моей голове вся эта картина с форсированием Немана в третий раз. Нас выставили на приманку, чтобы стянуть огневые средства на наш участок, оголив тем самым основное направление переправы. Это как в кинофильме «Батальоны просят огня», когда стрелковый полк был брошен на растерзание, чтобы дать возможность прорвать оборону в другом месте.
Константин ЕРАПОЛОВ, ветеран Великой Отечественной войны
 
Категория: Интересные люди | Просмотров: 771 | Добавил: Riddick | Рейтинг: 0.0/0
Газета Выбор © 2018
Яндекс.Метрика