Адресована пенсионерам, ветеранам, инвалидам, многодетным семьям и другим категориям населения, нуждающимся в правовом просвещении и социальной защите

Меню сайта

Темы
Передовица
Факты. События. Комментарии
Новые законы, постановления, указы
Правовое просвещение
Пенсионная реформа
При ближайшем рассмотрении
История страны
Острая тема
Социальная защита
Вопрос-ответ
Консультирует юрист
О ветеранах войны
Инвалид и общество
Инвалидный спорт
Интересные люди
Общественные организации
Газета-Читатель-Газета
Советы психолога
Домашняя академия
В центре

На правах рекламы

Блог автора

Закладки

Приветствую Вас, Гость · RSS 26.02.2018, 00:23

Главная » 2012 » Октябрь » 26 » За что расстреливали домохозяек?
11:28
За что расстреливали домохозяек?
Внимательное изучение следственных дел в архиве Управления ФСБ РФ по Республике Татарстан за 1918-1950-е годы дает возможность восстановить наиболее полную картину репрессий. Уже никого не удивишь упоминанием о миллионах советских граждан, безвинно осужденных в те годы. Более того, безликие цифры притупляют истинное значение случившегося, суть чудовищного преступления против своего народа
В печати появляются попытки оправдать действия 
большевиков под руководством В.И.Ленина и И.В.Сталина объективными условиями классовой борьбы. Дескать, время было такое. Советскому государству нужно было быть жестоким, чтобы выжить в окружении врагов.
Любые цифры можно оспорить, подвергнуть сомнению, но конкретные факты, зафиксированные в документах, отражают истинные события. Порой сами формулировки приговоров, по которым проводились репрессии, становятся обвинительными заключениями в адрес бесчеловечной государственной системы, идеологии, руководителей и исполнителей массовой расправы над безвинными мирными жителями.
Статистика жертв гражданской войны на территории Татарской АССР - тема, до конца не изученная до сих пор. Но если судить по электронной базе данных Книги Памяти жертв политрепрессий Республики Татарстан, созданной под руководством автора этих строк, общие цифры репрессий системы против мирного населения таковы.
Арестовано и осуждено по 58 статье (антисоветская деятельность и пропаганда) с 1918 по 1987 годы более 54500 человек. Приговорено к высшей мере наказания - расстрелу - около 10 процентов, умерло от голода, болезней и пыток в заключении - еще 15 процентов. Восемь процентов жертв политрепрессий - женщины. Это более 4 тысяч чьих-то матерей, жен, сестер и дочерей, интеллигенции и крестьянок, простых домохозяек.
Звучит кощунственно, но формально еще можно «оправдать» расстрелы тех, кто сопротивлялся власти большевиков - солдат и офицеров Белой армии, зажиточных хозяев, не желающих отдавать свое имущество, бывших помещиков и капиталистов, священников, не смирившихся с новыми порядками, хватавшихся за вилы крестьян. Но чем можно оправдать массовое уничтожение женщин и детей, осуществляемое не только в годы гражданской войны, но и в мирные 30-е годы? Какая логика классовой борьбы может дать право кому бы то ни было лишать жизни матерей, оставляя сирот? Ради какой идеи можно безжалостно убивать престарелых и молодых женщин?
На страницах Книги Памяти жертв политических репрессий Республики Татарстан подобных примеров немало. Приведу лишь некоторые.
17 декабря 1918 года в Чистополе расстреляны 53-летняя русская дворянка В.А.Бутлерова, уроженка д.Красный Яр и две ее дочери - Виктория и Татьяна. Чистопольская ЧК обвинила их в том, что они «выдавали врагу советских работников». Такой же приговор вынесла 21 марта 1919 года Мензелинская ЧК 50-летней хозяйке аптеки в д.Новые Челны Т.В.Ермолаевой «за сочувствие белогвардейцам во время гражданской войны». Видимо, лечила раненых.
Но это было лишь начало. Самое страшное началось в 30-е годы. Встречая вполне естественное сопротивление сельчан в процессе коллективизации (а проще сказать - конфискации всего нажитого), борцы за великую идею не выбирали средств. Всех несогласных ждала или ссылка, или заключение.
11 июля 1931 года в Казани по решению тройки ГПУ ТАССР расстреляли 60-летнюю крестьянку из с.Каразерик Ютазинского р-на Г.Гарипову. Чтобы остальные были сговорчивее.
В 1937 году по строго секретному оперативному приказу Народного комиссара Внутренних дел СССР Н.Ежова №00447, утвержденному лично секретарем ЦК И.В. Сталиным, органы НКВД начали уничтожение «врагов народа» и членов их семей.
Сначала арестовали тех, кто когда-то проживал за пределами СССР. 21 ноября Прокурор СССР приговорил к высшей мере наказания 30-летнего кассира сберкассы ст.Агрыз М.Г.Маслакову за то, что она родилась на ст. Фульэрди Китайско-Восточной железной дороги (в начале века это была территория Российской империи) и 39-летнюю мать-домохозяйку из Казани Е.И.Кудиенко за то, что она когда-то проживала в Манчьжурии. 27 ноября этих «японских шпионок» расстреляли в Казани.
16 ноября 1937 года приведен в исполнение приговор 49-летней жене муллы З.М.Мухутдиновой из д.Верхняя Каменка Черемшанского р-на. Вопреки всем законам, ее расстреляли «за поджог дома председателя сельсовета», совершенный ею в 1931 году, хотя она только что отсидела за это 5 лет.
13 декабря 1937 года за «сокрытие своего социального происхождения» была приговорена к смерти 28-летняя С.Ш.Матыгуллина из Казани. Бригадира завода №40 им.Ленина не спасло даже то, что она была с 1929 по 1933 год кандидатом в члены ВКП(б).
21 декабря 1937 года тройка НКВД ТАССР по тому же приказу «припомнила» 50-летней домохозяйке А.П.Лыхиной-Серебряниковой из Чистополя, что она «бывшая купчиха, служила у Колчака, дискредитирует политику Советской власти». В деле упомянуто, что в 1936 году ее сын осужден за антисоветскую деятельность к 10 годам ИТЛ. Народная власть сочла необходимым конфисковать все ее имущество, а хозяйку - расстрелять.
«Непростительное преступление» перед Советской властью совершила и 55-летняя жительница Казани Е.Н.Писарева. 16 декабря 1937 года товаровед Татарской конторы «Главрезина», расстреляна потому, что ее «брат был разоблачен как изменник». Не забыли забрать и ее имущество.
Не было пощады и 44-летней продавщице казанского магазина №3, кандидату в члены ВКП(б) с 1931 года. П.И.Камалетдиновой. Мало того, что она была немкой и родилась в Германии, она «поддерживала связи с родственниками в той стране». Наверное, писала им письма. Приговаривая ее к расстрелу 14 октября 1938 года, тройка НКВД ТАССР учла и то, что муж ее тоже был осужден. Решено было не оставлять сыну «врагов народа» и их скромное имущество.
В подобном преступлении «разоблачена» уроженка Волынской губернии С.В.Венцековская. В свои 32 года она имела дочь, была инструктором Татарского обкома ВКП(б) по Татнаркомлегпрому. Была в партии с 1926 года. Раз полька по национальности, значит «общалась с родственниками, живущими в Польше». 3 октября 1938 года расстреляли и ее.
Той же участи «заслужила» 44-летняя полька, домохозяйка из п.Камское Устье А.И.Коляда-Волынец. Прокурор СССР 13 января 1938 года согласился с доводами оперативников НКВД, что она «поддерживает связь с родственниками» в своем родном польском городе Вилейка.
Удачным, по мнению Прокурора СССР, было и «разоблачение» бывшей дворянки из Казани 51-летней В.Р.Трацевской. Эта полька, находясь на иждивении сестры, умудрилась стать «участницей шпионской католической организации и занялась сбором разведданных». Судя по всему, для польской разведки. 7 июля 1938 года женщину расстреляли в Казани.
Не заслуживала снисхождения и уроженка г.Кишинева М.Я.Павленко. Она посмела «выйти замуж за человека, которого НКВД назвало агентом румынской разведки». Правда, свадьба состоялась задолго до ареста жениха. Но это не остановило Прокурора СССР. 6 апреля 1938 года он обрек 32-летнюю молдаванку на казнь. Приговор приведен в исполнение 27 июня.
39-летняя Е.Г.Келер высшей меры наказания «заслужила» вполне. Во-первых, эта русская машинистка казанского завода СК-4 была родом из финского города Темерфорс. Во-вторых, поддерживала связь с родственниками в этой стране. А в-третьих, Прокурора СССР возмутил тот факт, что она «не донесла на мужа», которого тоже посчитали шпионом. 5 февраля 1938 года она разделила участь родного человека.
В 1941 году началась война с Германией. Руководство компартии, Советского государства показало свою беспомощность в организации обороны. На ком можно было выместить свой позор? На оккупантах? Но они оказались временно сильнее. Выход был найден тот же - «бей своих, чтоб чужие боялись». И били. Один из примеров - судьба 59-летней уроженки с.Бурундуки Кайбицкого р-на М.Б.Ишмухаметовой. В 1937 году тройка УНКВД Тульской обл. осудила ее «как социально-вредный элемент» на 3 года лишения свободы. По возвращении на родину, 24 июля 1941 года женщина снова была схвачена. На сей раз Верховный суд ТАССР приговорил ее к расстрелу «за агитацию против колхозов».
По данным архивов республики только в ТАССР по политическим мотивам арестовано более 50 тысяч человек. Каждый пятый из них - расстрелян или умер в заключении. Это и есть те «щепки», которые летели в процессе «рубки леса» - строительства «самого справедливого общества на земле». Не слишком ли дорогая цена, чтобы так быстро о ней забывать?
Михаил ЧЕРЕПАНОВ, заведующий Музеем-мемориалом Великой Отечественной войны в Казанском Кремле
Категория: История страны | Просмотров: 2062 | Добавил: Riddick | Рейтинг: 0.0/0
Газета Выбор © 2018
Яндекс.Метрика