Адресована пенсионерам, ветеранам, инвалидам, многодетным семьям и другим категориям населения, нуждающимся в правовом просвещении и социальной защите











Меню сайта

Темы
Передовица
Факты. События. Комментарии
Новые законы, постановления, указы
Правовое просвещение
Пенсионная реформа
При ближайшем рассмотрении
История страны
Острая тема
Социальная защита
Вопрос-ответ
Консультирует юрист
О ветеранах войны
Инвалид и общество
Инвалидный спорт
Интересные люди
Общественные организации
Газета-Читатель-Газета
Советы психолога
Домашняя академия
В центре

На правах рекламы

Блог автора

Закладки

Приветствую Вас, Гость · RSS 20.07.2018, 07:56

Главная » 2012 » Ноябрь » 9 » «Маяк» продолжает производить опасные отходы
11:29
«Маяк» продолжает производить опасные отходы
55 лет прошло с момента крупной радиационной катастрофы, случившейся 29 сентября 1957 года в Челябинской области на Производственном объединении «Маяк» - крупнейшем из российских центров по переработке радиоактивных материалов. Авария на «Маяке», является третьей по масштабам (но первой по хронологии) катастрофой в истории ядерной энергетики после Чернобыльской аварии и Аварии на АЭС Фукусима I (по шкале INES)
Долгое время общественности об аварии на «Маяке» вообще ничего не было известно, поскольку вся информация была засекречена, а с ликвидаторов взяли подписку о неразглашении сведений. 
В Советском Союзе факт взрыва на химкомбинате «Маяк» впервые подтвердили в июле 1989 года на сессии Верховного Совета СССР. В ноябре 1989 года на симпозиуме Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) научная общественность была ознакомлена с данными о причинах, характеристиках, радиоэкологических последствиях аварии.
Выброс радиации при аварии 1957 года на ПО «Маяк» оценивается в 20 миллионов Кюри. Выброс Чернобыля - 50 миллионов Кюри. Источники радиации были разные: в Чернобыле - ядерный энергетический реактор, на Маяке - емкость с радиоактивными отходами. Но последствия этих двух катастроф схожи - сотни тысяч людей, подвергшихся воздействию радиации, десятки тысяч квадратных километров зараженной территории, страдания экологических беженцев, героизм ликвидаторов...
Место, где произошла эта первая крупная ядерная катастрофа, долгое время было засекречено, у него не было официального названия, поэтому она больше известна как «Кыштымская авария», по названию небольшого старинного уральского городка Кыштым, расположенного недалеко от секретного города Челябинск-65 (сегодня - город Озерск).
Но забывать об этой аварии нельзя. До сих пор болеют и умирают ликвидаторы, последствия сказываются на здоровье их детей и внуков. Все еще опасен Восточно-уральский радиоактивный след. Еще не все жители переселены с зараженных территорий.
А комбинат «Маяк» продолжает работать, принимать отходы с Кольской, Нововоронежской и Белоярской атомных станций, перерабатывает ядерное топливо с атомных подводных лодок и атомного ледокольного флота, а главное, продолжает сбрасывать отходы в окружающую среду.
Стране была нужна атомная бомба
Создать атомную бомбу надо было срочно, потому что американцы свою уже испытали на Хиросиме и Нагасаки. На Урале был построен завод, чтобы сделать заряд для атомной бомбы. Работали очень напряженно, все усилия были нацелены на конечный результат, даже в ущерб некоторым работам, которые нужно было провести по обеспечению безопасности населения, предотвращению загрязнения окружающей среды. И с 1948 года предприятие стало производить оружейный плутоний. В результате получали не только уран и плутоний, но и огромное количество твердых и жидких радиоактивных отходов. В отходах содержалось большое количество остатков урана, стронция, цезия и плутония, а также других радиоактивных элементов.
Низкоактивные отходы  сбрасывали в реку Теча. И предполагалось, что по течению вода будет разбавляться и перестанет быть опасной для населения. Но радионуклиды повели себя по-другому. Они оседали избирательно, в зависимости от того, какие на их пути встречались донные отложения, илы, грунты. Одним словом, неравномерно. В результате в деревнях, расположенных по берегу реки стали болеть и умирать люди. Когда поняли, что повышается опасность для населения, сброс в реку Теча прекратили, и вместо этого стали строить плотины и получать водоемы, которые никуда не впадают.
Среднеактивные отходы стали сливать в озеро Карачай. Высокоактивные отходы хранили в специальных емкостях из нержавеющей стали - «банках», которые стояли в подземных бетонных хранилищах. Эти «банки» очень сильно разогревались из-за активности содержащихся в них радиоактивных материалов. Для того, чтобы не произошло перегрева и взрыва, их нужно было охлаждать водой. У каждой «банки» была своя система охлаждения и система контроля за состоянием содержимого.
Катастрофа 1957 года
К осени 1957 года измерительные приборы пришли в неудовлетворительное состояние. Из-за высокой радиоактивности кабельных коридоров в хранилище их ремонт вовремя не проводился.
В конце сентября 1957 года на одной из «банок» произошла серьезная поломка в системе охлаждения и одновременный сбой в системе контроля. Работники, которые в тот день производили проверку, обнаружили, что одна «банка» сильно разогрелась. Но они не успели сообщить об этом руководству. «Банка» взорвалась. Взрыв был страшен и привел к тому, что почти все содержимое емкости с отходами оказалось выброшено в окружающую среду.
В воздух было выброшено около 20 миллионов кюри радиоактивных веществ. Около 90 процентов радиации осело прямо на территории комбината «Маяк». Радиоактивные вещества были подняты взрывом на высоту 1-2 км и образовали радиоактивное облако, состоящее из жидких и твердых аэрозолей. Юго-западный ветер, который дул в тот день со скоростью около 10 м/с, разнес аэрозоли. Через 4 часа после взрыва радиоактивное облако проделало путь в 100 км, а через 10-11 часов радиоактивный след полностью оформился. 20 миллионов Кюри, осевшие на землю, образовали загрязненную территорию, которая примерно на 300-350 км протянулась в северо-восточном направлении от комбината «Маяк».
После взрыва поднялся столб дыма и пыли высотой до километра, который мерцал оранжево-красным светом. Это создавало иллюзию северного сияния. 6 октября 1957 года в газете Челябинска появилась следующая заметка: «В прошлое воскресенье вечером… многие челябинцы наблюдали особое свечение звездного неба. Это довольно редкое в наших широтах свечение имело все признаки полярного сияния. Интенсивное красное, временами переходящее в слабо-розовое и светло-голубое свечение вначале охватывало значительную часть юго-западной и северо-восточной поверхности небосклона.
Около 11 часов его можно было наблюдать в северо-западном направлении… На фоне неба появлялись сравнительно большие окрашенные области и временами спокойные полосы, имевшие на последней стадии сияния меридиональное направление. Изучение природы полярных сияний, начатое еще Ломоносовым, продолжается и в наши дни. В современной науке нашла подтверждение основная мысль Ломоносова, что полярное сияние возникает в верхних слоях атмосферы в результате электрических разрядов». Публикация заканчивалась так: «Полярные сияния… можно будет наблюдать и в дальнейшем на широтах Южного Урала»
В результате аварии 23 сельских населенных пункта были выселены и уничтожены, фактически стерты с лица земли. Скот убивали, одежду сжигали, продукты и разрушенные строения закапывали в землю. Десятки тысяч людей, в одночасье лишившиеся всего, стали беженцами. Все происходило так же, как будет происходить спустя 29 лет в зоне Чернобыльской аварии. Переселение жителей с зараженных территорий, дезактивация, привлечение военных и гражданского населения к работам в опасной зоне, отсутствие информации, секретность, запрет рассказывать о случившемся несчастье.
Жизнь после взрыва
Для того чтобы ликвидировать  последствия аварии - фактически отмыть водой территорию промышленной площадки «Маяка» и прекратить любую хозяйственную деятельность в зоне загрязнения, потребовались сотни тысяч человек. Из ближайших городов Челябинска и Свердловска (ныне Екатеринбург)  на ликвидацию мобилизовывали юношей, не предупреждая их об опасности. Привозили целые воинские части, чтобы оцеплять зараженную местность. Потом солдатам запрещали говорить, где они были. Жителей  деревень посылали закапывать радиоактивный урожай (на дворе была осень). Комбинат «Маяк» использовал для работ по ликвидации даже беременных женщин. В Челябинской области и городе атомщиков после аварии смертность возросла - люди умирали прямо на работе, рождались дети с патологиями развития, вымирали целые семьи.
Ликвидаторы аварии на «Маяке» и пострадавшие от сбросов ядерных отходов в реку Теча долгое время не имели социальной защиты на законодательном уровне. Они ее стали получать лишь после взрыва на Чернобыльской станции, после того, как были «приравнены» к чернобыльским ликвидаторам.
В 1993 году был принят Закон РФ от 20 мая № 4995-I «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие аварии в 1957 году на производственном объединении «Маяк» и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча». Постановлением Совета Министров - Правительства РФ от 8 октября 1993 г. №1005 «О мерах по реализации Закона РФ «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие аварии в 1957 году на производственном объединении «Маяк» и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча» были определены меры по реализации закона и утвержден перечень населенных пунктов, подвергшихся радиоактивному загрязнению.
Законодательство установило две группы лиц, на которые распространяется социальная защита, первая группа: ликвидаторы последствий аварии; эвакуированные; выехавшие добровольно, граждане, получившие в установленные годы накопленную дозу в размере определенных законодательством нормативов. Ко второй группе относятся больные лучевой болезнью и лица, получившие инвалидность вследствие радиации.
Кстати, а Татарстане на сегодняшний день проживают 460 граждан, пострадавших на ПО «Маяк», которые получают вышеназванные меры социальной поддержки.
С момента аварии прошло 55 лет. «Маяк» работает по старинке, принимает отходы, отработавшее ядерное топливо, хотя появились уже новые, более безопасные способы утилизации отходов ядерного производства. Предприятие  давно необходимо реконструировать. Чтобы выполнить эту программу, по предварительным подсчетам, требуется около 10 млрд рублей. У «Маяка», естественно, таких средств нет. Наконец, после очередной аварии, которых на ПО «Маяк» за время его существования было немало, (только крупных аварий произошло около 30) предприятию выделили деньги, но потом финансирование прекратилось.
Вот и продолжают люди, работающие на «Маяке», живущие возле него, подвергаться воздействию радиации. По-прежнему, ежесекундно, ежеминутно комбинат производит тонны радиоактивных отходов. А, значит, все может повториться вновь... Ведь самое страшное не то, что подобные аварии случаются, а то, что из произошедшего не делаются выводы, не извлекаются уроки.
Ирина  СИБИРЯКОВА
Категория: Острая тема | Просмотров: 2194 | Добавил: Riddick | Рейтинг: 0.0/0
Газета Выбор © 2018
Яндекс.Метрика