Адресована пенсионерам, ветеранам, инвалидам, многодетным семьям и другим категориям населения, нуждающимся в правовом просвещении и социальной защите

Меню сайта

Темы
Передовица
Факты. События. Комментарии
Новые законы, постановления, указы
Правовое просвещение
Пенсионная реформа
При ближайшем рассмотрении
История страны
Острая тема
Социальная защита
Вопрос-ответ
Консультирует юрист
О ветеранах войны
Инвалид и общество
Инвалидный спорт
Интересные люди
Общественные организации
Газета-Читатель-Газета
Советы психолога
Домашняя академия
В центре

На правах рекламы

Блог автора

Закладки

Приветствую Вас, Гость · RSS 25.04.2018, 09:40

Главная » 2018 » Апрель » 6 » «Никто не знал, что я был в плену»
13:12
«Никто не знал, что я был в плену»

В преддверии Международного дня освобождения узников фашистских концлагерей мы попросили поделиться своими воспоминаниями Льва Ахмедовича БЖАССО, который в возрасте 4-х лет был угнан вместе с матерью и бабушкой в Германию и почти три года провел в плену

Накануне войны мы жили на Северном Кавказе в городе Майкоп Адыгейской автономной республики. Я родился в 1939 году. На момент моего рождения моя мама Тамара Кузнецова работала учительницей, а отец Ахмед Бжассо, будучи членом обкома Краснодарского края, возглавлял областной отдел народного образования. По национальности мой отец черкес, адыгеец.
В 1942 году, когда немцы захватили Майкоп, мне шел 4-й год. Сам я то время почти не помню, могу поделиться только мамиными воспоминаниями.
Захватчикам требовались «арбайтены», то есть рабочие, которые бы трудились на освободившихся рабочих местах на заводах в Германии. По приказу Гитлера на оккупированных территориях молодое трудоспособное население угонялось на работу в Германию. Выбирали, в первую очередь, людей с образованием. 
 Мама к тому времени окончила педучилище, владела немецким языком, и бабушка была еще в силах работать. Так меня, маму, которой было 24 года, и 45-летнюю бабушку погрузили в поезд и отправили на чужбину. Попали мы в Западные Судеты, город Ауззик. Нам повезло, мы попали не в концлагерь, а в международный лагерь для рабочих, где условия были другие, хотя и тяжелые. 
В этом лагере содержались люди разных национальностей, там были и поляки, и болгары, и французы - все должны были работать на заводе. Бабушку определили в лагерные уборщицы, а маму направили на завод в гальванический цех. 
Детей было не много, образовалась небольшая группа детишек разных национальностей, к которой приставили надзирательницу немку. Как мы общались не помню, но, видимо, по-немецки. Потому что когда я поступил в школу в Казани и начал изучать немецкий язык, некоторые слова мне были уже знакомы. Летом нас заставляли возить тележки с песком, ведь с нами были и достаточно взрослые ребята. Мальчики 10-12 лет являлись донорами, и их водили в ближайший госпиталь сдавать кровь для немецких солдат.
Освободила нас Советская армия. С одной стороны наступали американцы, с другой - Советская армия, а мы где-то посередине находились. После освобождения нас рассортировали и русских перевезли в Прагу. Чехи встретили хорошо, сразу отправили на медицинскую реабилитацию, выделили жилье и дневной паек, вели наблюдение за здоровьем, которое было подорвано. Где-то еще около года мы пробыли в Чехии, а потом нас начали отправлять на родину. 
Обратно мы ехали не в товарниках, а в пассажирских вагонах, то есть в нормальных условиях. Мы выбрали местом жительства Казань, потому что у бабушки тут была родня, и именно это место жительства нам посоветовал выбрать папа. 
Отец прошел всю войну, дошел до Берлина. Ему удалось найти нас за границей и убедить ехать в Казань. Вот так в 1946 году мы все трое - я, мама и бабушка, оказались в Казани живы и здоровы. Отец остался служить в Берлине.
После войны я окончил школу и сделал попытку поступить в Киевское высшее военное авиационное инженерное училище. Вот тут-то мое пребывание в плену и сыграло свою негативную роль. В 1957 году я поехал в Киев, но когда заполнял анкету в вуз я честно на вопрос: проживали ли вы на территории Германии, ответил: «Был в плену у немцев». Успел сдать только два экзамена, а меня вызвали и сказали: «Сынок, мы не можем тебя принять, так как ты был в плену у немцев, в военном училище ты учиться не можешь», и мне было отказано. Я вернулся в Казань и успел подать заявление в КАИ, но в этот раз я схитрил: в соответствующей графе в анкете поставил прочерк.
В 1963 году я окончил КАИ по специальности приборостроение, получил квалификацию инженера-электромеханика по авиационным приборам. Потом я  работал в НИИ молодым специалистом и дорос до начальника конструкторского бюро КНИФИ. С 1992-го по 2005 год работал в Горисполкоме Казани ведущим специалистом по благоустройству и был награжден Почетной грамотой. И никогда никому я не говорил, о том, что был в плену у немцев.
И только спустя много лет, в 1993 году, когда по инициативе президента Б.Н. Ельцина малолетним узникам фашизма дали те же льготы, что и участникам Великой Отечественной войны, стало возможным и даже почетным легализовать свой статус.
У меня два сына. Старший окончил Строгановское высшее художественное училище, а младший - мединститут по специальности педиатрия, у него свой бизнес. Старшей внучке скоро будет 35 лет, а внуку 14. 
К сожалению, супруги уже пять лет как нет со мной, она ушла от нас в мир иной, и теперь я живу один. 
В канун Дня памяти я хотел бы пожелать всем бывшим малолетним узникам фашизма, прежде всего, здоровья - это сегодня для нас самое главное. Как говорится, будет здоровье, будет и все остальное, что вы пожелаете.
Записал Александр СИБИРЯКОВ

Категория: О ветеранах войны | Просмотров: 68 | Добавил: Riddick | Рейтинг: 0.0/0
Газета Выбор © 2018
Яндекс.Метрика