Адресована пенсионерам, ветеранам, инвалидам, многодетным семьям и другим категориям населения, нуждающимся в правовом просвещении и социальной защите











Меню сайта

Информация

Темы
Передовица
Факты. События. Комментарии
Новые законы, постановления, указы
Правовое просвещение
Пенсионная реформа
При ближайшем рассмотрении
История страны
Острая тема
Социальная защита
Вопрос-ответ
Консультирует юрист
О ветеранах войны
Инвалид и общество
Инвалидный спорт
Интересные люди
Общественные организации
Газета-Читатель-Газета
Советы психолога
Домашняя академия
В центре

Закладки

Приветствую Вас, Гость · RSS 23.07.2021, 21:26

Главная » 2021 » Май » 14 » Наше военное детство
12:01
Наше военное детство

Помню гул воздушной тревоги и полный двор забежавших туда людей. А мы сидим с бабушкой посреди нашей кухни в подвале, и я прячусь под ее огромной шалью, и мне не страшно. Не страшно еще и потому, что мне всего-то годика три, не больше.

Мама и папа на работе. Мама работает в военном госпитале, который находится в здании, где сейчас Суворовское училище. Через какое-то время госпиталь со своими сослуживцами переедет ближе к линии фронта, и мы с мамой будем жить в Калинине. Мама часто берет меня на работу в госпиталь. Мне уже лет 5-6. Я хожу из палаты в палату, где лежат раненные солдаты. Я им пою и танцую, как могу. Мне хлопают, хвалят. Влетаю в следующую палату. Там всего одна койка. Вместо матраца и простыни натянуты поперек ремни, а на них - весь обгорелый танкист. Какие уж тут песни! Я этого человека до сих пор вижу перед собой, хотя прошло 70 лет! Остался ли он тогда жив?!

Еще хорошо помню, как по черному репродуктору объявили о победе, и мама плакала. Вскоре мы с мамой вернулись в Казань.

В 1946 году я пошла в школу. В классах было холодно. Наша учительница Мария Ивановна собирала нас всех, человечков 50 - у топящейся печки и вела уроки.  А в переменку приносили громадную кастрюлю с подгоревшим молоком и булочками - вкуснее, наверное, ничего не было на свете!

А еще помню, как к нам домой привезли бабушкину сестру из блокадного Ленинграда. Там от голода умер ее сын-школьник, а ее чудом вывезли. Все говорили вокруг- «в гроб кладут краше». Она долго приходила в себя, болела. Так и жила с нами.

Жили мы напротив дома Кекина. Помню, много пленных немцев работало на строительстве  стадиона «Динамо»,  и еще они выкладывали камнем улицу Галактионова - мостили, как мы - детишки - тогда говорили.

В  институте я стала дружить с Наилем Гумеровым, который впоследствии стал моим мужем.

У него детство было куда труднее моего. Их было пятеро детей в семье. Его отец работал на пороховом заводе газоаппаратчиком. Наиль вспоминает, что работал он там неделями и приходил домой только на воскресенье. Такой режим работы был связан с необходимостью вовремя быть на рабочем месте, т.к. опоздание на работу расценивалось как преступление. Добираться до завода приходилось на двух трамваях и большое расстояние проходить пешком. Трамваи ходили плохо и были всегда переполнены. Приход отца домой для семьи был праздником. Он приносил кусочки сливочного масла, которые ему там выдавали как работнику вредного производства. Эти кусочки он заворачивал в вощеную бумагу, копил и тайком, т.к. это запрещалось, выносил в голенищах валенок.

Детям военного времени приходилось постоянно в чем-нибудь помогать родителям. Наиль, например, ходил за керосином. Там надо было стоять в очереди по несколько часов. Бывало, керосин кончался, и его приходилось ждать до следующего привоза, т.к. готовили еду на керосинках. Отпускался он по карточкам, и не дай бог было потерять их! Жили они в квартире без удобств, приходилось постоянно ходить за водой на колонку, которая размещались за два-три двора от их дома.

А уж какие очереди были за хлебом, который тоже отпускался по карточкам - от квартала до квартала. Однажды у его мамы утащили в очереди хлебные карточки. Уж как она плакала! Просто,  убивалась! В семье тогда было уже шесть человек. Но, слава Богу, помогли соседи по двору. Двор был дружный. Все друг другу помогали, чем могли.

Мама Наиля со старшими братом и сестрой, которым к началу войны исполнилось 13 и 9 лет, чтобы обеспечивать семью пропитанием, ездили по деревням, обменивали вещи на продукты. Привозили, в основном, картошку и муку. Брат с 14 лет постоянно работал: грузчиком в магазинах, учеником столяра, столяром, учеником наборщика в Доме печати. Приносил маленькую, но очень необходимую зарплату.

Вспоминает Наиль и День Победы. Они жили на улице Куйбышева, люди толпами шли на площадь Свободы слушать выступление Сталина. Площадь была переполнена народом. Радость Победы была неописуема! Все обнимались, целовались!

Послевоенная жизнь до 1948 года, до отмены карточек, практически не отличалась от военной. Постоянная необходимость обеспечивать семью пропитанием, дровами, лечить и ухаживать за детьми тяжелым бременем легли на плечи отца и мамы.

Сейчас, вспоминая эти годы, мой муж говорит: «А смогли бы мы на месте наших родителей выжить в тех условиях, вырастить и воспитать пятерых детей?!»

В 1961 году мы с Наилем поженились, закончили институт, вместе работали на заводе «Радиоприбор» родили двух ребятишек. Сейчас у нас 5 внуков и правнук.  И какое счастье, что основная наша жизнь прошла без войны, без воздушных тревог! Хотя нет - не обошлось, мы потеряли племянника в Афганской войне, но это уже другая история. Но дай бог, чтобы на земле был мир, чтобы люди радовались жизни и любили друг друга.

Римма ГУМЕРОВА. Казань

Категория: История страны | Просмотров: 128 | Добавил: Riddick | Рейтинг: 0.0/0
Газета Выбор © 2021
Яндекс.Метрика